Где находится шрус: Где находится шрус в автомобиле фото — АвтоТоп

Содержание

Где находится шрус в автомобиле фото — АвтоТоп

Один из ответственных в устройстве автомобиле, который занимается передачей крутящего момента при углах до 70 градусов относительно оси.

Что такое шрус в автомобиле

Шарнир равных угловых скоростей называется ШРУС. В обиходе разговорной речи автомобилистов называют также гранатой или автогранатой.

Шрус в автомобили начали устанавливать, когда появились первые машины с передним приводом. Переднеприводные авто обладают некоторыми преимуществами:

  • улучшенная проходимость;
  • улучшенная динамика управления;
  • экономичность.
При создании ведущих передних колес, во время передачи крутящего момента на передние колеса терялась мощность и были другие недостатки:
  1. Механизмы шарниров быстро ломались.
  2. Передача вращения была неравномерной.
  3. Передача сопровождалась с сильной вибрацией.
  4. Шестерни и валы коробки передач работали с превышенной нагрузкой.

После этого, когда изобрели автомобильные гранаты (шрусы) эффективно решили эти недостатки. Благодаря ШРУСАМ момент вращения передается без уменьшения мощности и не создает другие минусы.

Шарнир равных угловых скоростей применяется и на заднеприводных автомобилях, в устройстве которых есть независимые подвески.

Если менять ШРУСЫ во время и покупать качественные, то они, относительно надежные и ломаются не так часто.

Типы автомобильных ШРУСОВ

Всего есть 4 типа автошрусов по конструктивной особенности:

  1. Сухариковый. Устанавливается на грузовые автомобили и автобусы.
  2. Трипоидный. Используется во внутренних конструкциях из-за осевого своего перемещения.
  3. Спаренный. Редкоиспользуемый тип шарниров. Сложный в конструкции.
  4. Шариковый. Это самый распространенный тип. Устанавливается во всех легковых переднеприводных машинах.
Классификация ШРУСОВ:
  • внутренние;
  • внешние.

Внутренний шрус является соединительным звеном между коробкой передач и полуоси. Внешний шрус является соединительным элементом между полуоси и ступицы колеса. Они работают в паре и передают все типы нагрузок. Если во время движения прокололо бескамерное колесо, в него можно закачать специальный герметик для бескамерных шин.

Известно ли вам, что ксеноновые фары запрещено использовать, так как они светят слишком ярко и ослепляют водителей встречных авто. Но, можно устанавливать ксеноновые противотуманники.

Устройство шарнира равных угловых скоростей

Так как нас интересует шариковый шарнир, то рассмотрим его устройство. Из-за того, что элементы не находятся в масле (в отличие от заднего моста), то устройство называется «сухим». Устройство конструкции шарикового шруса довольно простое.

Из чего состоит ШРУС:
  • Корпус. Представляет собой полусферу, чашу. В нее устанавливается ведомый вал.
  • Нижняя часть. Это кулачок в виде сферы с ведущим валом.
  • Сепаратор. Это кольцо с отверстиями, в которые устанавливаются металлические шарики и удерживаются там.
  • Шарики из металла. Подвижные элементы. Их 6.

Какой шрус выбрать

Прежде чем покупать новый шрус, следует узнать о видах (какие бывают), какие лучше по отзывам водителей, какие цены. На цене при покупке этого элемента устройства автомобиля, не следует делать основной акцент.

Бывают следующие фирмы производители шрусов:

  • Pilenga. По отзывам хороший вариант.
  • Febest. По отзывам водителей, купивших по недорогой цене запчасти этой фирмы, быстро выходят из строя.
  • Metelli. Рекомендуемые.
  • Loebro. Рекомендуемые.
  • SKF. Рекомендуемые.

Характеристики ШРУСОВ различные. Бывают в конструкции 23 шлица, а бывают 24. Если ошибиться, то неподходящий (разница в один зуб) не установится на вал.

В списке, последние три бренда отлично зарекомендовали себя, проверены. Есть минусы с пыльниками у фирмы Метелли, а именно, плохо фиксируется пыльник. У Лоебро, пыльник, также, слабое звено. Третий вид СКФ создал свой высокий рейтинг благодаря высоким качеством выпускаемых ими подшипников. Ресурс ШРУСОВ SKF = 100 тыс. км. при условии, что пыльники исправные и автомобиль эксплуатируется в спокойном режиме. При эксплуатации автомобиля частенько возникают скрипы. Скрипит обычно стабилизаторная втулка, ресурс которой обычно составляет 30 тысяч км. Советую посмотреть, как менять втулки стабилизатора.

Качественная новая запчасть отличается от новой по виду и по осязанию. Бракованный шрус имеет тонкий пыльник, мало смазки, фиксирующих хомут слабый.

Признаки неисправности ШРУСА

Благодаря наличию в устройстве шруса пыльника — он защищен от попадания пыли, влаги и грязи.

Причины поломок шарниров равных угловых скоростей:
  1. Порванный пыльник.
  2. Использование некачественной или не подходящей смазки.
  3. Бракованный металл.

Если во время езды появились хрусты, щелчки, скрежет (металл об металл), то это и есть не что иное как признак поломки ШРУСА. Эти звуки появляются, когда через порванный или слетевший пыльник попали механические частицы в подшипники и шарики заедают.

На видео показаны устройство и замена шрусов своими руками.

Большинство современных автомобилей оснащаются устройствами, помогающими им уверенно двигаться и поворачивать. К таким устройствам относится ШРУС. Что же такое ШРУС в автомобиле?

Зачем нужен ШРУС

Для понимания того, что такое ШРУС, стоит вспомнить исключительно заднеприводные машины на заре массового автопроизводства. Направление движения менялось с помощью обычных рулевых тяг. У старых переднеприводных машин система карданов передавала крутящий момент на передние колеса. Это сопровождалось вибрацией и шумом, неровной работой, мощностными потерями в поворотах. Подобные механизмы, прочие части трансмиссии, автошины отличались недолговечностью.

С появлением на ведущих колесах шарниров равных угловых скоростей (ШРУС) ситуация кардинально изменилась. Вне зависимости от угла расположения валов усилие на колеса передавалось одинаковое. Мощность мотора в этом процессе не терялась. Исчезли тряска и шумы, изделия нового типа работали надежнее и продолжительнее. Сегодня, помимо легковых автомобилей, их применяют на иных видах колесного транспорта. Такие механизмы работают на грузовиках, внедорожниках, специальных автомашинах с многоколесными поворотными системами.

Где же находиться ШРУС, сколько ШРУСов в автомобиле? ШРУС располагается на передней полуоси автомобиля, обычно по две штуки на сторону, всего четыре, но бывает и один на сторону, зависит от конструкции автомобиля.

Какими они бывают ШРУСы

ШРУСы бывают не только наружными, встраиваемыми в ступицу. Конструкторы разработали внутренний ШРУС, передающий вращение от коробки передач на колесный привод. В управлении транспортным средством и обеспечении его безопасности внутренние и наружные ШРУСы выполняют уникальную функцию.

Главное отличие внутреннего от наружного ШРУСа, в том, что наружный передает вращение с оси приводного вала на колеса, а крутящий момент, передаваемый при помощи внутреннего ШРУСа, идет с КПП на приводной вал.

В шариковом ШРУСе удерживаемые сепаратором шарики, во время вращения вала перемещаются по сферическим канавкам. Крутящий момент через обойму передается на ведомый вал и далее непосредственно на колесо.

Обычно он представляет собой:

  • совмещенный с ведомым валом сферообразный корпус;
  • шароподобную обойму, соединенную с ведущим валом;
  • шесть шариков расположенные в обойме;
  • сепаратор удерживающий шарики.

Принципиальное отличие ШРУСа трипоидного типа в отсутствии сепаратора и наличии вращающихся с помощью игольчатых подшипников роликов на трехлучевой вилке. Подобный трипоид допускает продольное перемещение. В нем отсутствует сепаратор. Функции шариков выполняют ролики трипода, движущиеся по своим канавкам внутри корпуса шарнира.

Проблемы ШРУСов

Нередко такие ШРУСы сами сигнализируют, что у них не все в порядке. Чаще это происходит с внешними, которые помимо большой нагрузки, сталкиваются на дороге с камнями и другими предметами. Когда в них попадает пыль и грязь, механизм изнашивается и начинает при поворотах хрустеть или скрипеть. Это может означать недостаток или отсутствие смазки.

Помимо плохой смазки причинами повреждений ШРУСа могут быть:

  • низкое качество используемых смазочных материалов;
  • некачественное изделие, которое может быть поддельным или бракованным;
  • повреждение пыльника с последующим попаданием в него песка и грязи;
  • плохие дороги;
  • чрезмерно активный стиль вождения.

Проблемный шарнир надо снять и осмотреть. Шариковый ШРУС можно не менять, достаточно удалить смазку, промыть в керосине и протереть. В случае если шарики и элементы конструкции целы, его собирают, наполняют свежей смазкой и устанавливают назад. Трипоидные ШРУСы целесообразнее менять, используя только ту смазку, которая рекомендуется при их покупке.

Несмотря на одинаковые функции, наружные ШРУСы в силу большей нагрузки чаще выходят из строя. Своевременная их замена поможет избежать неприятностей на дороге, сохранить здоровье и жизнь людей.

Что нужно для проверки

Шарнир, передающий вращение от КПП, испытывает немалые нагрузки, связанные с постоянным изменением положения полуосей, силой трения и другими факторами. В результате образуются зазоры, возникают шумы и звуки. В таких случаях нужна проверка.

Чтобы понять, как проверить внутренний ШРУС, можно воспользоваться несколькими приемами.

  1. Подняв машину на подъемнике, включить первую скорость. Неисправный ШРУС сразу хрустом сообщит о проблеме.
  2. На стоящем автомобиле до упора вывернуть рулевое колесо. Запустить двигатель и тронуться. Если при наборе скорости появляется хруст, надо запасаться новым устройством.
  3. Обратить внимание на появление слабых рывков в начале движения машины, незначительные ускорения или замедления.
  4. Проверить возникновение хруста при переезде через неровности, ямы, сугробы или резком наборе скорости.

Особого внимания требует люфт, который приводит к вибрации на скорости. Мастера для проверки советуют взяться за внутренний шарнир в том месте, где из него выходит привод наружного шарнира. Покачать в разные стороны. Если люфт более полутора десятков миллиметров, устройство надо безотлагательно менять вместе с валом. Эксплуатировать транспортное средство в таком состоянии опасно.

До того, как проверить ШРУС, лучше договориться с помощником, который со стороны будет фиксировать признаки неисправности. Проверка внутреннего ШРУСа, как профилактическое мероприятие, необходима каждые пару месяцев, а после движения в сложных дорожных условиях – незамедлительно.

Как защитить механизм ШРУСа

Многие шарниры равных угловых скоростей служат долго и безотказно. Однако попадание в них песка и грязи может в скором времени потребовать покупки новой детали. Поэтому, до того как начать проверять ШРУС, следует разобраться с его защитой. Она представляет собой конусовидный резиновый или силиконовый чехол с гофрированной поверхностью, закрывающей шарнир. Защиту еще называют пыльником. Он одновременно выполняет функцию резервуара смазочного материала. С двух сторон пыльник плотно закрывается металлическими хомутами, предотвращающие попадание воды, грязи и песка, а также для недопущения вытекания смазки.

Опытные автомобилисты считают, что ревизию пыльников следует проводить регулярно для выявления деформаций и повреждений вроде разрывов, трещин, ослаблений хомутов и пр. Полезно во время осмотра пыльников проверить состояние их хомутов и при необходимости заменить их винтовыми. Иногда рекомендуют заменять пыльники по мере их выхода из строя. Если приходится снимать привод целиком с двумя ШРУСами, разумно при этом сразу ставить на оба новые чехлы. Так своевременно можно предупредить выход устройства из строя.

Всего несколько десятков лет назад большинство водителей не имели представление о такой детали автомобиля как ШРУС. Что это такое, в настоящее время приходится выяснять владельцам передне- и полноприводных ТС, поскольку при выходе узла из строя его приходится менять. Поломка детали происходит вследствие износа или по вине водителей, увлекающихся экстремальной, неадекватной ездой и недостаточно внимательно относящихся к состоянию своего автомобиля.

Что такое ШРУС в машине

Шарнир равных угловых скоростей (ШРУС) – подвижная деталь ходовой переднеприводных и полноприводных автомобилей. Однозначной версии истории разработки детали и первой установки её в автомобиля нет. Вероятнее всего, первый подобный механизм сконструировал и запатентовал А. Рцепп в 20-х годах прошлого века. Широкое распространение узел автоподвески получил в середине 20-го века.

Изобретение ШРУСа позволило решить следующие проблемы:

  • Преодолеть неравномерность передачи вращения колеса;
  • Снять вибрацию;
  • Нивелировать перегрузки на шестерни и валы во время движения ТС.

Общий вид ШРУСа в автомобиле

ШРУС позволил передавать крутящий момент на управляемые колёса без потери мощности. В современном автомобилестроении гомо-кинетические шарниры устанавливают на всех переднеприводных и некоторых моделях полноприводных автомобилей.

Это важно! Качественный ШРУС отличается повышенным ресурсом: при своевременных профилактических мероприятиях производители гарантируют равенство срока службы детали периоду эксплуатации автомобиля. Бережная езда позволяет использовать конструкцию длительный срок без замены.

Для чего нужен

В сленге автомобилистов узел именуют «граната», поскольку он по форме похож на этот боеприпас. ШРУС – деталь подвески машины, обеспечивающая энергию вращения и позволяющая управлять поворотом колёс до 70 градусов. Шарниры передают крутящий момент на ведущие колёса, что позволяет вращать их и одновременно управлять.

Граната обеспечивает поворот колёс транспортного средства на 70 градусов

На колесе присутствует два ШРУСА: внутренний и внешний. Одновременная работа двух шарниров позволяет колёсам беспрепятственно вращаться, независимо от вертикального отклонения полуоси, поворотов, развала-схождения. Прямые канавки внутренних шарниров обеспечивают перемещение деталей вдоль оси, что компенсирует вибрации двигателя и колебания передней подвески. Радиусные канавки внешних увеличивают угол поворота ШРУСа и соединённого с ним колеса.

Разновидности

Конструкторами разработано 4 разновидности шарнира.

Кулачковые

Включают в себя пару фасонных дисков и вилок. Увеличенная площадь сцепления деталей позволяет этому виду выдерживать повышенные нагрузки. Авто с кулачковыми ШРУСами передвигается исключительно на средних скоростях.

Детали кулачкового ШРУСа

Трипоидные

Основная часть данной разновидности – трёхлучевая вилка, помещённая в корпус. На каждом луче находятся ролики, вращающиеся на игольчатых подшипниках. Вилка напрессована на шлицы вала, соединённого с КПП. На внутренней части корпуса ШРУСА нанесены канавки, обеспечивающие поворот детали. Трипоидные шарниры делятся на универсальные и жёсткие. Универсальные применяются как внутренние ШРУСы, жёсткие – как внешние, поскольку обеспечивают передачу под большим углом.

Трипоидные шарниры в разобранном состоянии

Шариковые

Наиболее распространённая модель, состоящая из корпуса, сепаратора, обоймы и шариков. Перемещаясь по канавкам, шарики передают колёсам крутящий момент.

Шариковые гранаты включают в себя 6 металлических шариков одинакового диаметра

Карданные спаренные

Состоят из пары карданных шарниров, выравнивающих движение друг друга.

Карданные спаренные шарниры не пользуются популярностью из-за сложности

Из чего состоит ШРУС

Конструкция ШРУСа зависит от его разновидности. В основе всех видов лежат корпус и обойма. Внутри основных элементов конструкции нанесены канавки для движения шариков, жёстко соединяющих части детали.

Наружный ШРУС передаёт крутящий момент под различными углами без потерь. Менее подвижный (с углом поворота 20 градусов) внутренний шарнир. Внутренний ШРУС – трипоид с роликами на подшипниках, которые движутся по канавкам в ответном стакане. Он компенсирует ход подвески и обеспечивает неразрывность вала.

Основные узлы ШРУСа

Принцип работы детали:

  • Число канавок внутренней обоймы совпадает с количеством подшипников в ней;
  • Кулак и корпус разделены подшипниками, удерживающими сепаратор;
  • Подшипники двигаются по большому диаметру корпуса и по меньшему кулака;
  • Вследствие этого возникает вращательный момент, транспортирующийся на внутреннюю обойму и ведомый вал;
  • При смене угла между полуосями подшипники передвигаются по внутренним канавкам и передают крутящий момент.

Причины и признаки поломки гранаты

Качественный ШРУС – долговечная и надёжная деталь ходовой автомобиля, но только при соблюдении правил эксплуатации. Неблагоприятное воздействие внешних факторов призваны устранить специальные пыльники, которыми защищены узлы: они предохраняют ШРУСы от попадания грязи, пыли и влаги.

Работа детали в большой мере зависит от состояния пыльников. Малейшее их повреждение при езде по плохим дорогам с многочисленными ямами заканчивается попаданием внутрь ШРУСа загрязнений. Под воздействием грязи и влаги внутренняя смазка шарниров приходит в негодность, вследствие чего возникает повышенное трение, что приводит к поломке детали.

Другая причина проблем с деталью – неграмотное, экстремальное вождение автомобиля. Резкие старты с вывернутыми колёсами или пробуксовками, другие повышенные нагрузки на ходовую заставляют шарниры трудиться на пределе возможностей. В группу риска входят автомобили с «разогнанными» моторами. Стандартные приводы не рассчитаны на передачу дополнительного крутящего момента, поэтому срок их службы резко сокращается.

Самая уязвимая часть гранаты — пыльник

ШРУС может быстро сломаться по вине производителя автомобиля. Использование некачественного металла или нарушение технологии производства резко снижает качество детали. Автовладелец не в силах повлиять на работу шарнира, поскольку вина за его поломку полностью лежит на производителе машины.

Понять, что ШРУС неисправен, можно по следующим признакам:

  1. Хруст при поворотах. Хрустеть узел начинает по причине попадания внутрь грязи и удаления из его соединений смазки.
  2. Рывки в начале движения, ускорения или замедления автомобиля.
  3. Вибрация на скорости, особенно на поворотах.

Методы диагностики

Характерный признак проблем с работой механизма – повреждения пыльника. Если на защите обнаружены трещины даже небольшого размера или ослабление хомутов, стоит проверить состояние узла. Опытные автовладельцы и мастера советуют проверять состояние пыльников после каждых 5–7 тысяч пробега.

Специалисты рекомендуют самостоятельно воспользоваться одним из следующих методов диагностики неисправности:

  1. Машину ставят на подъёмник и включают первую скорость. Неисправный шарнир сразу издаст характерный хруст.
  2. Выворачивают рулевое колесо до упора, запускают мотор и трогаются. Хруст может появиться в начале набора скорости.
  3. Слушают звуки при езде по неровностям или наборе скорости.
  4. Явный признак неисправности шарнира – увеличенный люфт. Чтобы проверить состояние детали, берутся за внутренний шарнир на выходе привода наружного и качают его: люфт от полутора десятков миллиметров свидетельствует о поломке детали.

Своевременная диагностика поможет избежать проблем с автомобилем

Это важно! Проверку ШРУСов на предмет появления хруста желательно проводить раз в 3–4 месяца. Контролировать состояние пыльников и крепление хомутов нужно после каждой поездки по сильно пересечённой местности.

Устранение неисправности

Обнаружение даже небольших дефектов пыльника свидетельствует о наполнении шарнира грязью и недостатке смазки. Эксплуатировать ШРУС в подобном состоянии нельзя, поэтому необходимо снять пыльник и наполнить шарниры новой смазкой.

Перед внесением свежей смазки деталь разбирают, тщательно очищают, полностью удаляют грязь. Затем детали механизма промывают бензином, просушивают и наносят новую смазку. Для внутреннего шарнира используют 100–110 граммов смазки, для наружного достаточно 70–80 граммов. ШРУС устанавливают на колесо и закрывают пыльником.

Специалисты рекомендуют после смазки шарнира устанавливать новые, оригинальные пыльники, поскольку старые детали теряют эластичность и могут потрескаться через непродолжительный срок. Неоригинальные пыльники неидеально прилегают в местах крепления, поэтому в зазоры быстро набьётся новая порция пыли и воды.

Устранить неисправность можно своими руками

Важное условие успешной эксплуатации ШРУСов – выбор качественной смазки. Специалисты советуют отдавать предпочтение составам на основе дисульфида молибдена, которые минимизируют трение в узлах и эффективно защищают их от коррозии, а также оказывают минимальное разрушающее действие на пыльник.

Это важно! Противопоказано использовать для ШРУСа графитную смазку. Она не может защитить деталь от повышенных нагрузок, поэтому приводит к её ускоренному износу.

Что будет, если не менять ШРУС

Эксплуатировать машину с проблемами в ШРУСе возможно, если небольшой хруст раздаётся на поворотах: достаточно заменить повреждённые пыльники и обновить смазку детали. При передвижении на машине со слегка повреждённым шарниром необходимо снижать скорость на поворотах.

Если наблюдается вибрация при наборе скорости и хруст слышен даже при движении прямо, ШРУС необходимо срочно менять. Неисправный ШРУС может полностью выйти из строя, и колесо внезапно заклинит. Если это произойдёт на высокой скорости, можно ожидать самых печальных последствий.

Это важно! На некоторых моделях ТС значительный износ или поломка трипоидного ШРУСа вызывает заброс иголок подшипников в картер коробки передач, откуда они вместе с маслом поднимаются и перемалываются шестернями. Ремонт такого двигателя по стоимости практически равен покупке нового автомобиля.

Видео: что может быть, если во время не поменять пыльник ШРУСа

ШРУС – одна из основных деталей ходовой передне- и полноприводного автомобиля, и от её состояния зависят комфорт и безопасность езды. При возникновении признаков поломки шарнира не стоит откладывать диагностику и ремонт – иначе «вылечить» привод вряд ли удастся.

Что такое ШРУС в автомобиле и как он ломается

Хитрый узел под названием ШРУС есть на абсолютном большинстве современных автомобилей. Если вы ездите на передне- или полноприводной модели, не сомневайтесь — ШРУСы в ней имеются

Читать в полной версии

Для чего нужны эти детали? Где находятся? И как понять, что им нужна замена? Отвечаем на самые популярные вопросы.

Эксперт в этом материале: Вячеслав Субботин, директор гоночной команды «ГАЗ Рейд Спорт» и автор программы «Минтранс» на телеканале РЕН ТВ

Что такое ШРУС

ШРУС — аббревиатура, которая расшифровывается как «шарнир равных угловых скоростей». Эта подвижная деталь является частью трансмиссии и служит для передачи крутящего момента между подвижными валами под постоянно меняющимся углом. В простонародье ШРУСы за характерную форму именуют «гранатами». Но есть и более научный термин — гомокинетический шарнир.

Изобретателем ШРУСов в привычном их виде считают немца Карла Вайсса. В 1928 году его конструкцию усовершенствовал Альфред Рцеппа. Узел оказался настолько удачным и востребованным, что лицензию на него приобрели многие автопроизводители, включая «АвтоВАЗ», который впервые начал применять ШРУСы на классической «Ниве». Представить современный легковой автомобиль без этих деталей почти невозможно.

Отыскать ШРУСы на машине несложно. На переднеприводном автомобиле они находятся на передних полуосях, а на полноприводном авто с независимой подвеской — как на передних, так и на задних. В первом случае шарниров четыре, а во втором — восемь. Впрочем, бывают и исключения: на некоторых моделях используют по одному ШРУСу на сторону, на других — применяют ШРУСы вместо кардана для передачи крутящего момента к заднему редуктору.

Из чего состоит ШРУС

Конструкция ШРУСа зависит от его разновидности. Всего инженерами создано четыре типа шарниров, на каждом из которых мы остановимся подробнее чуть позже.

ШРУСы принято делить на наружные, встраиваемые в ступицу, и внутренние. Устроены они по-разному: наружный передаёт вращение с оси приводного вала на управляемые колёса, внутренний — момент от коробки передач на приводной вал. Каждый из этих типов выполняет свою уникальную функцию.

ШРУС наружного типа состоит из:

  • Совмещённого с ведомым валом сферообразного корпуса.
  • Шароподобной обоймы, соединённой с ведущим валом.
  • Шести шариков, расположенных в обойме.
  • Сепаратора, удерживающего шарики.
  • Герметичного пыльника, наполненного смазкой.

ШРУС наружного типа (Фото: sibmasuma.ru)

ШРУС внутреннего типа состоит из:

  • Корпуса-стакана с тремя канавками, совмещённого с ведущим валом.
  • Трёхлучевой вилки, помещённой в корпус и надевающейся на шлицы ведомого вала.
  • Трёх роликов, вращающихся на игольчатых подшипниках.
  • Герметичного пыльника со смазкой.

ШРУС внутреннего типа (Фото: drive2.ru)

Для чего нужен ШРУС

Глядя на замысловатую конструкцию, многие не могут понять, зачем вообще нужны такие сложные устройства. Ответ прост: передать крутящий момент на управляемые колёса, постоянно изменяющие своё положение относительно коробки передач, без ШРУСов почти невозможно. Именно за счёт шарниров равных угловых скоростей осуществляется непрерывная передача момента вне зависимости от рельефа местности и положения колёс. Подвеска и рулевое управление получают большую свободу.

По сути ШРУСы выполняют ту же работу, что и карданы. Правда, отличия между ними есть, и они огромны. Шарниры равных угловых скоростей намного технологичнее и совершеннее — они находятся на ином, недостижимом для карданов уровне.

Основная разница между карданной передачей и ШРУСами в том, что карданы передают момент несинхронно (один вал вращается равномерно, а другой нет). Значительный угол скрещивания в них сильно затруднён. ШРУСы не просто позволяют преодолеть неравномерность передачи момента, но и увеличивают рабочий угол до 70 градусов (в случае с шариковыми шарнирами). Заодно они снижают нагрузки на трансмиссию и уменьшают паразитные вибрации.

Основные функции ШРУСа:

  • Непрерывная передача крутящего момента.
  • Обеспечение возможности работы подвески и рулевого управления.
  • Снижение паразитных вибраций.

ШРУСы обеспечивают нормальное функционирование независимой подвески автомобиля и рулевого управления. (Фото: unit-car.com)

Виды ШРУСов

Конструктивно ШРУСы различаются в зависимости от производителя и конкретной модели, однако принципиальных отличий между ними нет. Принято выделять четыре вида шарниров равных угловых скоростей, из которых два встречаются на современных авто достаточно редко.

Шариковые

Шариковые ШРУСы — наиболее распространённый вид шарниров равных угловых скоростей. Именно они обычно применяются в качестве внешних ШРУСов. Работает устройство по следующему принципу.

Во внешнем корпусе с канавками находится обойма и сепаратор с шариками, которые, в свою очередь, перекатываются между корпусом и обоймой. Шарики позволяют постоянно передавать крутящий момент под углом до 70 градусов. Вне зависимости от того, как вывернуто колесо, момент передаётся без разрывов и биений.

Так выглядит шариковый ШРУС без смазки. (Фото: pkfst.ru)

Спаренные карданные

Спаренные карданные шарниры условно можно назвать ШРУСами. Это громоздкие и тяжёлые конструкции, встретить которые на современной машине практически невозможно. По задумке, последовательная пара карданных шарниров должна нивелировать неравномерность скорости работы друг друга. Эта система может передавать крутящий момент под углом не более 20 градусов. Из-за внушительных размеров, большого веса и малого рабочего угла сдвоенные карданы на практике применяются преимущественно на строительной технике и тракторах.

Спаренный карданный шарнир. (Фото: parts-news.ru)

Триподные

Триподные ШРУСы — самый распространённый вид внутреннего шарнира равных угловых скоростей. От шарикового шарнира он отличается повышенной надёжностью. Правда, у такой конструкции есть и свои минусы. В частности, он может передавать крутящий момент под углом лишь до 20 градусов. К плюсам можно отнести значительный свободный осевой ход, который позволяет обеспечивать увеличение и уменьшение длины осей при артикуляции подвески. Этот вид ШРУСов очень долговечен и выдерживает большие ударные нагрузки.

Конструктивно триподные ШРУСы проще шариковых. Это трёхлучевая вилка с тремя роликами на игольчатых подшипниках, надетая на шлицы оси и способная перемещаться по пазам в стакане.

Трипод, вынутый из корпуса-стакана. (Фото: motopoland.com.ua)

Кулачковые

Кулачковые (сухариковые), а также кулачково-дисковые ШРУСы на легковушках не встречаются. Виной тому их техническое несовершенство. Конструкция представляет собой пару вилок и фасонных дисков. Устройство может выдерживать колоссальные нагрузки, но не переносит высоких скоростей. Такие ШРУСы склонны к перегреву и применяются преимущественно на грузовиках.

Кулачковый ШРУС: 10,14 — вилки кулачкового шарнира; 11,13 — кулачки; 12 — диск шарнира. (Фото: auto-virage.ru)

Признаки поломки ШРУСа

Современные ШРУСы — невероятно надёжные и выносливые компоненты автомобиля. Срок их службы примерно равен ресурсу самой машины. Тем не менее, иногда шарниры равных угловых скоростей выходят из строя — в этом случае требуется дорогостоящий и трудоёмкий ремонт. Нередко — замена полуоси в сборе.

В большинстве случаев поломки ШРУСов — следствие неправильной эксплуатации машины и небрежного отношения к ней со стороны автовладельца. Заводской брак этих деталей встречается редко.

Можно выделить как минимум пять характерных признаков поломки ШРУСов, на каждый из которых стоит обратить внимание:

1. Разрыв/негерметичность пыльника

Для нормальной работы любого ШРУСа критически важно обеспечить его детали смазкой. При любом, даже самом незначительном повреждении пыльника внутрь шарнира начинают попадать грязь и влага. Это приводит к выдавливанию смазки, образованию коррозии в сочленении и повреждению деталей. Трещины, разрывы, следы смазки на пыльнике — стопроцентный повод срочно отправиться в сервис.

Вячеслав Субботин, директор гоночной команды «ГАЗ Рейд Спорт» и автор программы «Минтранс» на телеканале РЕН ТВ:

«Если пыльник ШРУСа цел, определить его поломку при внешнем осмотре почти невозможно. Как правило, у изношенных ШРУСов чехол либо порван, либо внутрь попала вода, либо вытекла смазка, либо пыльник съёжился. По внешнему виду — косвенным признакам — можно понять, что ШРУС приказал долго жить».

2. Рывки и вибрации при движении

Во время трогания с места при неисправном ШРУСе можно ощутить едва заметные толчки — машина будто движется рывками. Рывки нередко наблюдаются при сильном износе канавок внешних ШРУСов. Вибрации говорят о поломке внутренного, триподного ШРУСа.

3. Щелчки

При движении на машине с неисправным ШРУСом можно услышать характерные щелчки. Как правило, они возникают при езде на небольшой скорости. На высоких скоростях заметить проблему почти невозможно.

4. Свист

В некоторых случаях при поломке ШРУСа наблюдается свист, похожий на звук работы изношенных до металла тормозных колодок.

5. Хруст

Самый тревожный и страшный для автовладельца сигнал — хруст при движении. Поначалу он возникает только в поворотах, затем — и при движении по прямой. Этот звук означает, что спасти ШРУС уже невозможно: деталь подверглась критическому износу.

Вячеслав Субботин, директор гоночной команды «ГАЗ Рейд Спорт» и автор программы «Минтранс» на телеканале РЕН ТВ:

«Неисправные ШРУСы обычно начинают хрустеть при повороте на сильно вывернутых колёсах. При возрастании нагрузки они начинают щёлкать. Первый щелчок такой сильный, характерный: тук, тук, — он такой, звонкий. Это значит, износились обоймы — внутренняя и внешняя, — и шарик там зависает. Он должен спокойно перекатываться, а он с ударом вылетает. Раздаётся щелчок. Сначала один щелчок, а потом, когда износ уже сильный, их становится много».

Если хрустит ШРУС

Хруст ШРУСа — признак серьёзной поломки, которая может в самое ближайшее время обездвижить ваш автомобиль. Характерный звук говорит о том, что спасать шарнир уже поздно: новый пыльник и свежая смазка ему не помогут. Всё, что вы можете сделать, — попытаться выяснить, какой именно шарнир вышел из строя, и заказать новый ШРУС или приводной вал в сборе. Автомобиль лучше поставить на прикол или максимально сократить поездки.

Понять, какой именно ШРУС вышел из строя, достаточно просто. Если звук слышен при движении с вывернутыми направо колёсами, это правый внешний ШРУС, если с вывернутыми налево, — левый.

Откладывать визит на сервис точно не стоит. Щелчки и хруст говорят, что шарнир скоро может полностью заклинить. А это, в свою очередь, чревато поломкой полуоси и более масштабным ремонтом.

Как проверить внутренний шрус: наружный, трипоидный


В автомобилях есть узлы, которые со временем могут ломаться из-за нагрузок. Один из таких — шарнир равных угловых скоростей (ШРУС) или попросту граната, которая передает мощность от двигателя на ведущие колеса в передне- и полноприводных машинах.

Она состоит из нескольких частей, а со стороны коробки передач и колеса установлены разные узлы. Учитывая, что они могут ломаться, нужно знать, как определить неисправность ШРУСа.

Причины поломки ШРУСа

Шарнир равных угловых скоростей может быть неисправен даже в новых автомобилях, имеющих минимальный пробег. Причин непригодности узла несколько, они связаны как с недостатком обслуживания, так и эксплуатацией:

  • малое количество смазки — старый лубрикант может вымываться или высыхать, тогда металл, не имеющий смазки, будет стачиваться;
  • неверная установка;
  • повреждение пылевого кожуха — каждый узел имеет защиту — пыльник, препятствующий загрязнению. Если он поврежден — пыль с водой будут поступать внутрь, ускоряя износ узла;
  • буксировка тяжестей и агрессивная езда — эти факторы повышают нагрузку на шарниры, ведь они вынуждены пропускать через себя больше мощности;
  • плохое качество — если узел не оригинальный или выпущен с браком, это снижает его ресурс;
  • повреждение — ДТП, движение по разбитым дорогам, попадание в яму станут причиной разрушения шарнира;
  • люфт шаровой опоры — колеса, которые не закреплены надежно, больше нагружают детали;
  • естественный износ.

Чтобы увеличить срок службы детали, следует не перегружать ее резкими ускорениями, регулярно смазывать, проводить техническое обслуживание. Тогда узел будет служить дольше, но все же со временем испортится.

Не думай о «гранатах» свысока, или Мифы о ШРУСах и реальные причины их поломок

Шарниры равных угловых скоростей, или коротко ШРУСы, в автомобильном обиходе часто именуют «гранатами». Причина этого — внешнее сходство ШРУСов с боеприпасами из арсенала «карманной» артиллерии. Однако факт и то, что после поломки ШРУСа автомобиль дальше своим ходом не поедет или может и вовсе потерять управление, из-за чего в народном названии этого узла трансмиссии есть определенный зловещий смысл.

ШРУСы являются обязательной принадлежностью машин с передними ведущими колесами, но широкому применению в автомобильной технике такие шарниры обязаны не только переднему приводу, но и отказу от зависимых подвесок в пользу независимых.

Поэтому помимо переднеприводных автомобилей ШРУСы нетрудно отыскать и в машинах с задним или полным приводом.

Даже в карданных передачах, где с обязанностями соединять друг с другом агрегаты трансмиссии, валы которых несоосны, по идее могли бы справляться обычные карданные шарниры с крестовинами, ШРУСам тоже нашлось место.

Шарниры с крестовинами не обеспечивают то самое равенство угловых скоростей, благодаря которому ШРУСы стали такими востребованными. В карданных шарнирах при постоянной угловой скорости ведущего элемента вращение ведомого каждую четверть оборота то ускоряется, то замедляется. Из-за этого в шарнире возникают пульсирующие нагрузки, которые, если образно уподобить их повторяющимся ударам молотка, при увеличении угла «перелома» между ведущим и ведомым элементами и скорости вращения возрастают до величин, способных очень быстро вывести шарнир из строя.

Это врожденный недостаток конструкций с крестовинами, из-за которого такие шарниры в технической литературе часто называют несинхронными, а ШРУСы — синхронными. Устранить несинхронность можно, если спарить в единый узел два одинаковых шарнира с крестовинами так, чтобы их вилки лежали в одной плоскости, и соблюсти условие равенства углов «перелома» в каждом из них. Однако сдвоенный карданный шарнир громоздок, что создает проблемы с его размещением в том месте, где ему предстоит работать, а его отдельные части, даже работая «спина к спине», остаются подверженными циклически повторяющимся нагрузкам, которые сказываются на долговечности шарнира, прежде всего при работе с высокими оборотами.

Такие особенности резко ограничивают сферу применения сдвоенных шарниров и делают ШРУСы незаменимыми везде, где оси узлов трансмиссии, между которыми требуется передавать крутящий момент, изменяют во время движения взаимное расположение на угол свыше 7-10 градусов, и при этом нужна компактность в сочетании с высокой надежностью.

Среди ШРУСов, пробовавшихся на роль заменителей сдвоенных шарниров с крестовинами, самыми удачными оказались шариковые конструкции. Они и получили наибольшее распространение.

В таких шарнирах крутящий момент передается шариками, которые в зависимости от угла между приводным валом трансмиссии и хвостовиком ШРУСа перекатываются по канавкам, нарезанным на внутренней и наружной обоймах шарнира.

Форма канавок должна быть такой, чтобы в каждый определенный момент времени шарики занимали положение, при котором выполняется условие равенства угловых скоростей ведущего и ведомого элементов шарнира.

Это не избавляет ШРУС от увеличения нагрузок по мере увеличения угла «перелома», зато устраняет пульсацию нагрузок, которая досаждает шарнирам с крестовинами. Кроме того, крутящий момент независимо от направления вращения оси передается всеми шариками, что увеличивает долговечность ШРУСа.

Если переднему приводу все-таки за что-то и надо отдать должное, то лишь за то, что именно ШРУСы передних полуосей чаще всего напоминают владельцам автомобилей о существовании двойного смысла в народном названии этих шарниров. А из двух ШРУСов передней полуоси, наружного и внутреннего, неоспоримое первенство зваться самой неспокойной из автомобильных «гранат» принадлежит первому.

Связано это с условиями работы наружного ШРУСа. Поскольку колесо, которому благодаря ШРУСу передается крутящий момент, является не только ведущим, но и направляющим, в отличие от всех других ШРУСов, используемых в автомобилях, этому шарниру приходится работать с наибольшими углами между ведомым и ведущим элементами. Поэтому и нагрузки, которыми наружные ШРУСы передних полуосей испытываются на прочность, тоже достигают наибольших величин.

Такая ситуация объясняет существование рекомендаций во время эксплуатации автомобиля избегать резко трогаться с места при вывернутых колесах, ведь в эти моменты нагрузки на ШРУСы максимальны.

И этим же объясняется, почему о готовности подтвердить право называться «гранатой» ШРУС начинает сигнализировать хрустом, повторяющимися щелчками или стуками именно тогда, когда машина трогается с места с полностью вывернутыми колесами, либо при резких поворотах автомобиля. Свойство изношенных ШРУСов подавать звуковые сигналы о своем состоянии используется для их проверки при покупке подержанного автомобиля.

Наверняка на надежности ШРУСов сказываются и условия движения автомобиля. И опять-таки наружный ШРУС находится в более неблагоприятном положении, чем внутренний ШРУС этой же полуоси. Конструкция внутренних ШРУСов предполагает, что они должны компенсировать изменение расстояния между колесом и редуктором главной передачи, возникающее из-за перемещения колеса относительно редуктора при проезде дорожных неровностей. Поэтому шарики внутреннего ШРУСа могут свободно перемещаться вдоль оси шарнира. У шариков наружного ШРУСа такой же свободы перемещения нет. В результате они оказывается между молотом, роль которого исполняют ямы и ухабы, и наковальней.

И все же в наибольшей степени работоспособность и долговечность ШРУСов зависит от герметизации внутренней части шарнира. Времена, когда директор НТЦ АО «Москвич» С.М.Круглов мог в интервью спокойно заявить, что для каждого выпущенного на АЗЛК «Москвича-2141» приходилось делать в среднем три комплекта ШРУСов, чтобы в процессе эксплуатации можно было заменять те, что выходили из строя, давно канули в Лету, как канул в нее же и АЗЛК. Срок службы нынешних ШРУСов сопоставим с ресурсом автомобиля до капитального ремонта.

Во всяком случае так утверждают компании, занимающие лидирующие позиции в производстве ШРУСов. С ними можно было бы согласиться, если учесть, например, сколько могут выдерживать без замены ШРУСы задних полуосей в автомобилях с задним и полным приводом, а также не учитывать, какой пробег подразумевают под сроком службы производители, а какой — белорусское сообщество владельцев подержанных автомобилей. Однако когда не все ладно с защитой ШРУСов от проникновения грязи, говорить о долговечности «железа» приходится лишь с оглядкой на надежность пылезащитных чехлов.

Пыльник и есть самое слабое место ШРУСа. Каким бы качественным ни был материал, из которого пыльник изготовлен, со временем он стареет и теряет эластичность. Ускоряют этот процесс действие температурных перепадов и агрессия антигололедных реагентов. В результате в материале пыльника образуются мелкие трещинки, которые когда-нибудь обязательно становятся сквозными.

Главные страдальцы — пыльники опять-таки наружных ШРУСов передних полуосей, что объясняется многократно повторяющимися сильными изгибами, сжатиями и растяжениями, которым подвергаются их гофры при поворотах направляющих колес во время движения.

Случается также, что грязь проникает под пыльник, если ослабли его крепежные хомуты или они были неправильно установлены при замене старого прорвавшегося чехла.

Влага, попав внутрь шарнира, вызывает коррозию, грязь ускоряет износ. Когда к контактным нагрузкам, сопровождающим перемещение шариков в канавках, добавляются ударные нагрузки, связанные с появлением коррозийных язв и увеличившихся из-за износа люфтов, «железо» ШРУСов долго не выдержит.

Чаще всего ШРУС выходит из строя в момент начала движения автомобиля с места, когда внешние нагрузки, действующие на детали шарнира, особенно велики, но если ШРУС «обрежет» во время движения на скорости, трудно сказать, чем это закончится.

Словом, за пыльниками нужен глаз да глаз. Если повреждение пыльника обнаружить своевременно и незамедлительно заменить чехол, переставший выполнять защитные функции, ШРУС еще можно спасти.

В запчастях пыльники продаются в комплекте с крепежными хомутами и тюбиком новой смазки. Цена набора — 5-6 у.е., в то время как покупка новой «гранаты» обойдется не меньше 25 у.е., а когда ШРУС идет с полуосью единым сборочным узлом — еще дороже.

Сергей БОЯРСКИХ Фото автора ABW.BY

Более 5.700 новых и б/у ШРУСов для любых автомобилей, а также около 530.000 других запчастей на сайте BAMPER.BY. Поиск любой запчасти — в три клика!

Признаки неисправности

Поскольку деталь в любом случае сломается, это нужно вовремя узнать и начать ремонт. Если этого не сделать, шарнир может разрушиться прямо во время движения, что застопорит приводной вал, резко обездвижит автомобиль, может привести к ДТП. Для безопасных поездок потребуется выяснить, имеет ли ШРУС один из признаков поломки:

  1. Хруст при повороте движущейся машины.
  2. Люфт (провалы) в местах соединений.
  3. Хрустящий звук при начале движения, усиливающийся во время резкого ускорения.
  4. Рывки во время набора скорости.

Все перечисленные факторы могут говорить не только о неполадках в гранате, но и других узлов автомобиля.

Важно! При первых же подозрительных звуках, ухудшении управляемости машину нужно отправить в автосервис, чтобы провести полную диагностику, выявить проблему.

Как проверить внутренний ШРУС

Внутренний ШРУС располагается на полуоси со стороны КПП, именно он первым принимает на себя крутящий момент и направляет его дальше. Проверить его пригодность достаточно легко, для этого нужно проехаться по прямой, нагрузив узел сильным ускорением.

Обратите внимание!

Если начнет хрустеть — механизм сильно изношен. Нужно только прислушаться, чтобы понять, с какой стороны идет звук.

Есть и другой метод, позволяющий проверить внутреннюю гранату:

  1. Подвесить машину на подъемнике.
  2. Должная быть включена первая передача, при которой следует немного надавить на педаль газа, чтобы заставить колеса вращаться.
  3. Свободно висящие колеса будут испытывать нагрузку, под которой внутренняя граната будет искривлена. Хруст при неисправном узле в таком положении слышится отчетливее.

Как проверить трипоидный ШРУС: видео

Гранаты бывают шариковыми и трипоидными, они используются в разных типах автомобилей и имеют разные характеристики. Более используемым является трипоидный тип ШРУСа как стойкий к нагрузкам, но уязвимый к загрязнениям. Его также нужно проверить, в чем поможет подробное видео.

Как проверить наружный ШРУС

Наружный шарнир проверяется так же, как и внутренний, но для этого автомобиль не придется разбирать и подвешивать. Нужно только найти свободную площадку, вывернуть руль до упора и поехать. Диагностируется поломка просто: если руль вывернут вправо и раздается хруст — сломан правый ШРУС, при звуках во время движения влево — неисправность в левой гранате.

Если в колесе внезапно раздается хруст, при разгоне автомобиль хуже разгоняется или управляется — проблема может быть в шарнире равных угловых скоростей (ШРУСе). Диагностировать точную неисправность легко, но лучше вооружиться подъемником, так неисправность определяется точнее и быстрее.

ШРУС: в чем опасность его поломки и как не допустить серьезного ДТП?

Шарнир равных угловых скоростей, то есть ШРУС или граната – одна из составляющих ходовой части автомобиля. Посредством ШРУСа происходит передача крутящего момента на колеса. Соответственно, выход этой детали из строя приведет к тому, что автомобиль не сможет продолжать движение.

Само собой разумеется, ШРУС не ломается за одну секунду. Сначала появляются признаки, свидетельствующие о том, что время «жизни» гранаты начало обратный отсчет. Остаться незамеченными они могут только если водитель крайне невнимательный и всегда ездит с громко включенной музыкой. Во всех остальных случаях внимание автовладельца непременно привлечен характерный хруст, усиливающийся при наборе скорости, проезде препятствий и на поворотах.

Другое дело, что далеко не все водители спешат в автосервис, едва только диагностируют поломку ШРУСа на слух. Кто-то делает вид, что не заметил неприятного звука и откладывает замену детали (именно замену, поскольку ремонт ШРУСа невозможен) до лучших времен, кто-то смотрит на тахометр и ждет, когда тот покажет 100 тысяч км пробега. Почему? Потому что теоретически регламент замены гранаты приходится именно на эту отметку, но по факту время замены может подойти и через полгода эксплуатации автомобиля и даже на следующий день после его покупки, ведь всегда возможен производственный брак детали или ошибка, допущенная при сборке узла.

Помимо гарантийных неисправностей, на срок службы ШРУСа влияют особенности вождения. Агрессивная езда с постоянными разгонами и экстренными торможениями, резкие вхождения в поворот и частая езда по бездорожью (как, собственно, и по российским дорогам) буквально убивают гранату на глазах. Многие водители вынуждены менять ШРУС по два-три раза в год.

Еще один фактор, от которого зависит продолжительность жизни шарнира равных угловых скоростей, – целостность его пыльников. Многие автовладельцы не считают пыльник слишком уж важной запчастью, и очень напрасно. Пыльники – это своеобразные капюшоны, закрывающие особо уязвимые механизмы, в частности, ШРУС, от пыли, грязи, реагентов и мусора, летящих с дороги. Если пыльник протирается или рвется – а это происходит довольно часто – механизм оказывается беззащитным. Мелкие частицы, попадающие в него, становятся абразивом, а влага усугубляет процесс выхода из строя. Поэтому замена пыльника – самое правильное, что можно сделать, заметив его повреждение – это обойдется гораздо дешевле замена ШРУСа.

Что же будет, если на свой страх и риск продолжать ездить с хрустящей гранатой? Могут отвалиться иголки роликовых подшипников. Это опасно тем, что они попадут в корпус коробки, а оттуда, вместе с маслом, под напором, поднимутся к шестеренкам и выведут агрегат из строя. Тогда придется менять не только ШРУС, но и коробку, что гораздо дороже, дольше и сложнее.

Еще более печальный сценарий развития событий при езде с хрустящим ШРУСом: внезапное заклинивание. Это весьма частое последствие легкомыслия водителя, которое может произойти на любой скорости и в любом месте. Представьте сами, что произойдет с автомобилей, водителем, пассажирами и другими участникам движения, если колесо машины заклинит на скорости 80, 100, 150 км/час?

Вывод может быть только один: следите за состоянием гранаты – проверяйте и своевременно меняйте пыльники, прислушивайтесь к звукам, исходящим от колес и не затягивайте с заменой ШРУСа, если таковая необходимость заявит о себе.

Что такое шрус в автомобиле ваз 2110

Рассмотрим устройство, назначение и неисправности внутреннего и наружного шруса на автомобиле ваз 2110…

Приветствую, автолюбитель ВАЗ на сайте RtiIvaz.ru! Видеоролики отвечают на вопрос, что такое ШРУС в машине, какие бывают, назначение и где они устанавливаются.

Аббревиатура шрус расшифровывается, как – шарнир равных угловых скоростей. Он был изобретен ещё в 1927 году Альфредом Рцеппом и иногда в народе его называют «шарнир Рцеппа».

Шарниры служат для передачи крутящего момента от двигателя через КПП на ведущие колёса автомобиля. Чаще всего такими шарнирами оснащены автомобили с передним приводом.

Шарниры разделяются на внутренние, а также наружные…

Внутренний шарнир ваз 2110 устанавливается в коробку, а наружный в колёсном узле, точнее он входит по шлицам в ступицу колеса.

Так как шрус сам по себе не в состоянии передать крутящий момент от коробки передач к колёсам, то требуется соединительный вал, называемый приводным валом.

Внутренний шрус ваз 2110


Для начала стоит отметить, что внутренний шрус ваз 2110 более массивный, в сравнении с наружным шарниром, что наблюдается почти на всех моделях авто. Такое соотношение размеров объясняется тем, что наружный шарнир находится около колеса где, как правило, всегда мало места и он более компактный.

Внутренний шрус состоит из корпуса, в народе называется «граната» из-за их схожести, в передней части которого имеется шлицевой вал. На валу имеется канавка под стопорное кольцо, необходимое для фиксации шарнира в коробке передач при движении.

Внутри корпуса шарнира находятся три выемки «дорожки» для трехлучевого подшипника – трипоида. Подшипник «трипоид» состоит из трёх опор и такого же количества обойм, между которыми расположены игольчатые ролики. Во внутренней части трипоида находятся шлицы для соединения с валом привода, на втором конце которого установлен наружный шрус.

Подшипник имеет свободу перемещения по длине своих дорожек вперёд – назад в корпусе шарнира. А также поворачивается на некоторый небольшой угол 20-25 градусов, относительно корпуса. Это условие необходимо при езде, так как при вращении управляемых колёс, он меняет свои угловые установки, уменьшая или увеличивая расстояние от кпп до колёс автомобиля.

Шрус может длительное время эксплуатироваться в рабочем состоянии, при условии герметичности защитных чехлов «пыльников» и целостности их крепёжных хомутов.

Признаки неисправности внутреннего шарнира:

  • Вибрация под нагрузкой при наборе скорости с 0 до 30 км/час;
  • Сильный износ роликов, наружных обойм и выработка в самом корпусе в рабочей зоне.


Наружный шрус ваз 2110

Снаружи шрус защищён так же, как и внутренний эластичным пыльником, предохраняющий шарнир от влаги, грязи и прочих элементов с полотна дороги.

Наружный шарнир состоит из корпуса со шлицевым валом, на конце которого выполнена резьба. Шрус вставляется в ступицу колеса, на внутренней поверхности которой, также находятся шлицы. По резьбе накручивается гайка ступицы и затягивается определённым моментом.

Корпус наружного шарнира представляет собой, по сути, наружную обойму подшипника. Сам подшипник имеет ещё и внутреннюю обойму, сепаратор и шарики, в количестве 6 штук. Внутри внутренней обоймы выполнены шлицы для соединения с приводным валом от внутреннего шруса.

На конце вала выполнена проточка под стопорное кольцо, который не дает возможность шарниру выйти из зацепления с приводом.

Внутри корпуса шарнира выполнены шесть дорожек по количеству шариков подшипника. Благодаря этим дорожкам внутренняя обойма подшипника имеет большую свободу перемещения на разные углы. Таким образом дается возможность самому шарниру передать крутящий момент колесу при его вращении в разных плоскостях, относительно своей оси.

Симптомы неисправности:

  • При износе одного шарика при повороте руля сначала появляется одинарный клацающий, щёлкающий стук, потом двойной, когда изношены два шарика и непрерывный хруст, когда изношены все шарики;
  •  Биение в руль при повороте колеса на малой скорости, закусывание внутренней обоймы за наружную часть, при этом ощущение, что бьёт колесо, как будто ударен обод;
  •  При проверке вал привода в идеале не должен иметь люфтов вокруг своей оси в шарнирах, ощущение что вал и шарнир сварены воедино кроме продольного движения, что допустимо;
  •  Следы смазки на пыльниках, это предупреждение к их проверке и замене.

Обслуживание гранаты


В большинстве случаев преждевременный выход из строя шруса вызван разрывом его чехла или потери, либо ослабления хомутов. Вода и грязь, попадая внутрь действуют, как абразив и быстро выводят дорогой узел из строя.

При сборке нового шарнира в него закладывается смазка, часть которой также наносится и на внутреннюю поверхность пыльника.

В случаях, когда производится замена порванного пыльника, шарнир разбирается, очищается и промывается. Устанавливается сепаратор с шариками, внутрь закладывается новая смазка, а также и в новый чехол.

Примечание…

Смазка «шрус» закладывается только в наружные шарниры, не следует использовать её для внутренних ШРУСов. Для них выпускается специальная «полимочевинная смазка».

Разборка подшипника гранаты


При необходимости промывки шарнир разбирается. Для этого сепаратор поднимают в верхнее положение, пока не освобождается 1 шарик. Шарик вынимают, и далее, поворачивая вверх сепаратор, поочерёдно вынимают ещё 6 шариков.

Затем деталь собирается в обратном порядке. При разборке запоминаем, какая часть сепаратора «смотрела» вверх. На некоторых сепараторах заводом делается выточка в верхней части.

Не забывайте периодически проверять состояние пыльников шрусов на предмет целостности и шарниры тогда, «ответят» вам сроком эксплуатации.

Устройство и принцип работы наружного ШРУСа. ВидеоКанал АвтоМалярка c Нуля:

Устройство внутреннего ШРУСа:

Удачи и до скорых встреч на страницах блога RtiIvaz.ru!

Что такое ШУРС в автомобиле. Устройство и принцип работы ШРУСа

Февраль 15th, 2016 Admin

Подавляющая часть современных автомобилей выпускается с передним приводом. Он пришел на смену заднему и обладает по сравнению с ним рядом преимуществ, главные из которых – это существенное улучшение поведения машины на дороге, особенно в неблагоприятных погодных условиях, и облегчение конструкции авто, поскольку отсутствует и карданный вал, и главная передача. Двигатель на переднеприводной машине стоит поперечно, коробка передач находится рядом с ним в моторном отсеке. Но как, же передается крутящий момент? С помощью особой детали (ШРУС). О ее устройстве и принципе работы мы расскажем ниже.

Что такое ШРУС в автомобиле

Расшифровывается аббревиатура ШРУС как – шарнир равных угловых скоростей. Устройство это осуществляет передачу крутящего момента от коробки передач прямо к ведущим колесам. По своей функции схож с полуосью, но отличается от нее конструктивно, благодаря чему может двигаться, обеспечивая поворот колес вплоть до угла в 70°. В просторечье известен как «граната» из-за своей формы.

Виды ШРУСов

Для начала следует заметить, что ШРУСы подразделяются на внутренний и внешний. Первый сочленен с коробкой передач, а второй – с колесом. Конструкция у них может быть как одинаковой, так и разной (по крайней мере, если говорить о легковых автомобилях).

К настоящему моменту ШРУСы бывают 4-ех разновидностей:

1) Кулачковые и кулачково-дисковые, которое нашли применение в грузовиках и автобусах большого и особо большого класса;

2) Трипоидные, которые часто ставятся в качестве внутреннего ШРУСа;

3) Спаренные карданные – применяются в конструкции колесных тракторов и некоторой строительной техники;

4) Шариковые, наиболее распространенные. Используются в качестве и внешнего, и внутреннего ШРУСа.

 

Как устроен ШРУС

Поскольку ШРУС шарикового типа наиболее распространен, его конструкцию мы и рассмотрим в подробностях. Основных деталей у него 4 штуки. Это:

1) Корпус в виде чаши сферической формы. В ней установлен ведомый вал;

2) Нижняя часть в форме кулачка, опять же сферического, где находится ведущий вал;

3) Сепаратор – широкое кольцо с прорезанными в нем «окнами». В нем располагаются шарики;

4) 6 металлических шариков, упомянутых выше.

Разумеется, все эти детали работают не на сухую, а в смазке, закладываемой в ШРУС на заводе-изготовителе.

Принцип работы ШРУС

Ниже представлено видео, где показано, как работает ШРУС в динамике. Остановимся подробнее на том, как элементы конструкции взаимодействуют друг с другом:

1) В корпусе и на нижней части сделаны специальные канавки. Их 6 штук, как и шариков.

2) Сепаратор держит шарики, чтобы они находились на своем месте между корпусом и нижней частью. При этом шарики могут двигаться по канавкам.

3) Крутящий момент передается на ведущий вал с закрепленным на нем корпусом, потом на шарики и далее – на нижнюю часть и ведомый вал.

4) В процессе изменения угла положения колес (при повороте) шарики просто смещаются вверх/вниз по канавке. Крутящий момент передается на ведущие колеса без изменений.

Ресурс шарниров равных угловых скоростей (ШРУСа)

Обычно, ШРУС легко способен прослужить100 000 км. пробега при условии регулярного ТО автомобиля и езды по асфальту, на бездорожье ресурс снижается. Однако в некоторых случаях эта деталь может быстро износится или даже мгновенно выйти из строя.

Во-первых, ШРУС сломается, если порван его пыльник. Пыльник – это резиновый чехол гофрированной формы, предохраняющий внутренние элементы конструкции от пыли и грязи. Если он порван, абразивные частицы проникают туда и быстро разрушают канавки, после чего шарики клинят и навечно застывают в одном положении. Так что если пыльник порвался, меняйте весь ШРУС без раздумий.

Во-вторых, ШРУС может буквально вырвать в результате очень сильной нагрузки на подвеску (сильный удар колеса о бордюр, проезд по глубокой яме на большой скорости и пр.). На сегодня все, до новых встреч на страницах нашего сайта!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Шарнир равных угловых скоростей (ШРУС)

Переднеприводные автомобили в конце 60-х привлекли внимание разработчиков всех крупнейших автомобильных концернов, так как компоновка их кузова позволяет отдать максимум места в автомобиле водителю и пассажирам. Чтобы обеспечить привод на передние управляемые колеса, и не лишать их возможности поворачивать, пришлось придумать сложный механизм под названием ШРУС.

История создания ШРУСа

Поскольку конструкций шарнира равных угловых скоростей существует несколько, установить, какая из них возникла первой, достаточно сложно.  Известно, что ШРУС шарикового типа, наиболее распространенный в наши дни, появился впервые в двадцатые годы прошлого века. Кулачковый ШРУС был разработан французским изобретателем по фамилии Грегуар. В начале двадцатых годов он запатентовал изобретение под именем «Тракта». Еще один тип — спаренный карданный ШРУС — применялся, в основном, в автомобилях производства США двадцатых годов, таких как Cord L29, а также в трансмиссии французских автомобилей «Панар-Левассор» 50-60-х годов. В наше время применяется в схемах транспортных средств, не развивающих высокую скорость, к примеру, на тракторах.  

Назначение ШРУСа

Шарнир равных угловых скоростей используется в независимой подвеске передних управляемых колес при условии, если они же являются ведущими. ШРУС — составная деталь, и помимо вращения обеспечивает угол поворота до 70 градусов, что позволяет применять его в конструкции ведущей оси.

Сходство ШРУСа с ручной гранатой обеспечило ему соответствующее прозвище, причем, не только в русском языке

Реже встречается в заднеприводных и полноприводных автомобилях, и только в том случае, если сзади также применена независимая подвеска. В этом случае каждое из задних колес имеет пусть ограниченную, но несинхронизированную с другим колесом возможность передвижения в горизонтальной и вертикальной плоскостях, что делает невозможным применение традиционных для задней ведущей оси приводных валов.

Если угол между сочленениями небольшой, с передачей крутящего момента легко справляются карданные шарниры неравных угловых скоростей. С увеличением значений этих углов валы начинают вращаться слишком неравномерно, что делает работу передачи проблематичной и ведет к потере мощности. Для решения таких проблем и существует ШРУС.

Внутренний и внешний ШРУС

Обычно в трансмиссии переднеприводных автомобилей применяются ШРУСы двух видов — внутренние и внешние. Такая конструкция придумана для обеспечения большей свободы передвижения вала, чем может обеспечить один шрус. Внутренний шрус устанавливается внутри корпуса коробки передач, а внешний устанавливается у самого колеса.

Устройство и принцип работы ШРУСа

В зависимости от типа (шариковый, триподный, кулачковый или спаренный карданный) конструкция ШРУСа может быть разной. Тем не менее, их роль в конструкции трансмиссии одинакова: ШРУС входит в состав приводного вала. Одна сторона вала вставляется в подшипник ступицы колеса, а другая – в дифференциал. Шарниры равных угловых скоростей передают энергию вращения от двигателя к ведущим колесам через подшипники ступиц.

Две основные составляющие ШРУСа – это корпус и обойма, находящаяся внутри него. Оба этих элемента имеют канавки, в которых расположены шарики. Они жестко соединяют обе детали, имеющие сферическую форму, и передают вращение.

Для наружных и внутренних ШРУСов используются различные типы шарниров: наружный конец приводного вала оснащают шаровыми, а внутренний – треножными

Диапазон рабочего угла наружного ШРУСа шире, чем у внутреннего, поскольку при повороте управляемого колеса угол поворота наружного ШРУСа может доходить до 50 градусов. Рабочий угол внутреннего ШРУСа не превышает 20 градусов. Поэтому для наружных и внутренних ШРУСов используются различные типы шарниров: наружный конец приводного вала оснащают шаровыми, а внутренний – треножными.

В конструкцию наружного ШРУСа входит обойма, установленная на валу, с шестью канавками, расположенных по радиусу. Корпус узла имеет такое же количество радиальных канавок. В них находятся шарики, которые и передают крутящий момент. Такая передача происходит от вала к корпусу ШРУСа и дальше, к ступице колеса.

Конструкция ШРУСа допускает изгиб, но не осевое перемещение. Внутренние ШРУСы, рассчитанные и на изгиб, и на осевое перемещение, имеют несколько иное устройство.

Внутренние шарниры равных угловых скоростей отличаются и между собой. Это зависит от модели автомобиля, на который они устанавливаются. К примеру, в ВАЗовских внутренних ШРУСах канавки корпуса прямые, а не радиальные.

А во внутреннем ШРУСе «Таврии» ролики установлены на трех шипах крестовины, которые вращаются на игольчатых подшипниках. Они помещаются во внутренние продольные пазы корпуса ШРУСа. Таким образом, сочленению обеспечивается как изгиб, так и осевое перемещение.

Пыльник ШРУСа удерживают на месте два хомута. Они продаются в комплекте с любым новым ШРУСом

Поскольку ШРУС располагается в проблемной зоне, где много грязи и пыли, он снабжен герметичной защитой. Эту роль выполняет пыльник – гофрированная резиновая накладка, закрепленная на корпусе ШРУСа хомутами.

Несмотря на разнообразие конструктивных решений ШРУСов, принцип их работы остается неизменным — точки контакта, передающие окружные силы, должны обязательно находиться в биссекторной полости, проходящей через биссектрису угла, образованного валами.

Достоинства и недостатки ШРУСа

К явным преимуществам ШРУСа можно отнести то, что при передаче при помощи этого шарнира потери мощности, по сравнению с другими аналогичными механизмами, почти не наблюдается. Другие плюсы — его легкий вес, относительная надежность и простота замены в случае поломки.

К недостаткам ШРУСов следует отнести наличие в конструкции пыльника, который одновременно является контейнером для смазки. Расположен ШРУС в таком месте, где его соприкосновение с посторонними предметами практически невозможно предотвратить. Пыльник может быть порван, к примеру, при езде по слишком глубокой колее, при переезде через препятствие и тп. Как правило, узнает об этом владелец автомобиля только тогда, когда грязь уже попала внутрь пыльника через трещину в пыльнике, спровоцировав интенсивный износ. Если есть уверенность, что это произошло недавно, можно снять шрус, промыть его, заменить пыльник и заполнить его новой смазкой. Если же неприятность случилась значительное время назад, ШРУС обязательно выйдет из строя раньше времени.

Как заменить ШРУС на автомобиле

Описание того, как заменить ШРУС на автомобиле: устройство детали, возможные причины поломки, как определить неисправность, как заменить. Видео про замену ШРУСа.

О таком узле автомобиля, как ШРУС, знает каждый опытный водитель – владелец переднеприводного «железного коня». Аббревиатура означает «шарнир равных угловых скоростей». Этот узел предназначен для передачи крутящего момента от мотора машины к колесам. В просторечии ШРУС именуется «гранатой».

Устройство ШРУСа

ШРУС изобрели в 20-х годах минувшего столетия. Он помог справиться с проблемами потери мощности на виражах, возникновения вибрации и неоднородного распределения крутящего момента высокопроходимых и маневренных переднеприводных автомашин. Узел, благодаря которому колеса могут легко изменять угол, состоит из двух «гранат»: внутренней и наружной. Они отличаются по устройству и назначению.

Внутренняя «граната» соединена с трансмиссией. Она через приводной вал передает крутящий момент на внешнюю «гранату», расположенную на ступице. Внутренний ШРУС обеспечивает движение полуоси.

Внешняя «граната» передает крутящий момент колесам. У нее достаточно большой угол поворота, и она принимает значительные нагрузки, поэтому выходит из строя чаще. Внутренний ШРУС больше по размеру, внешний – меньше.

Поскольку «граната» отличается высокой надежностью, многие считают, что при грамотной эксплуатации и должном уходе этот узел никогда не выйдет из строя. Но это мнение ошибочное. Несмотря на то, что современные смазочные материалы существенно снижают коэффициент трения, которое возникает при соприкосновении различных деталей в процессе работы, оно продолжает оставаться главной причиной появления неисправностей.

Вот и со ШРУСом, как и с другими механизмами авто, могут возникнуть проблемы. Как ни странно, но поломка этой детали в переднеприводных автомобилях – далеко не редкость. Отремонтировать ее нельзя – только полностью заменить. Если это произошло в вашем автомобиле, вам придется решать – заменить узел своими руками или обратиться в автомастерскую, но это будет стоить дорого.

Наша статья будет полезна для тех, кто выбрал первый вариант. Поменять «гранату» самостоятельно – вполне реально, и при соответствующей подготовке это можно сделать за час.

Почему ломается ШРУС

Как говорилось выше, основной причиной поломки ШРУСа является трение. От этого фактора избавиться никак нельзя. Можно только посоветовать своевременно обновлять смазку.

Кроме этого, часто возникает необходимость заменить «гранату» из-за износа резиновых пыльников, которые защищают места сочленений в механизме. При езде на них образовываются трещинки и дыры, в которые попадает пыль и грязь. Если пыльники находятся в таком состоянии, они не могут защитить механизм, смазка засорится, и «граната» выйдет из строя.

Чтобы обнаружить повреждение пыльников, прислушайтесь – если при повороте влево слышен треск в правом колесе, а при повороте вправо – в левом, значит, износ достиг своего предела.

Еще одна причина поломки ШРУСа связана с шаровой опорой. Когда она сильно изнашивается, в ней возникает люфт. Если на эту ситуацию не обратить внимания, она отрицательно повлияет на шарнир. Кончится тем, что при езде на высокой скорости вырвет палец опоры, из-за этого «граната» разобьется.

В редких случаях «граната» может ломаться из-за изначального заводского брака в запчастях или неграмотного монтажа. И наконец, повреждения шарнира могут быть спровоцированы неверными действиями водителя – разгоном двигателя с пробуксовкой, торможением коробкой передач, начале движения на вывернутых колесах.

Как определить неисправность ШРУСа

Поменять «гранату» самостоятельно нетрудно, но для начала нужно выявить, какой именно элемент этого узла сломан. Если изношена внутренняя обойма, то шарнир будет люфтовать. Это можно обнаружить, услышав специфический треск на виражах или почувствовав легкие толчки на руле. В особенности это заметно на машинах без электро- или гидроусилителя руля. Тогда «гранату» нужно поменять с использованием оригинальных запчастей.

При износе пыльника в места сочленения узлов ШРУСа попадает пыль и грязь. Это может привести к тому, что шарнир выскочит из приводного вала или трансмиссии, тогда автомобиль не сможет дальше двигаться.

Если при трогании с места возникают толчки, или на малой скорости мотор резко изменяет свою работу, это тоже может быть связано с повреждением ШРУСа. Чтобы в этом убедиться, поочередно вывешиваем переднюю подвеску машины, фиксируем вал основной передачи и проворачиваем колесо в разных направлениях. Неисправный ШРУС отзовется стуком при значительном свободном качении колеса.

Есть два теста, которые определяют, какой ШРУС сломался – внешний или внутренний. Первый тест проверяет работоспособность внешней «гранаты», а второй – внутренней:

  1. На большой ровной площадке выкручиваем рулевое колесо до упора в любую сторону. Включаем первую скорость и резко трогаемся с места. Если услышали характерный хруст, то менять нужно внешний ШРУС. Неисправный механизм находится с той стороны, в которую крутили руль. Чем громче звук, тем сильнее изношена деталь.
  2. Находим местность, где есть неглубокая канава. Двигаемся на автомобиле в сторону траншеи таким образом, чтобы одно переднее колесо попало в нее намного раньше, чем другое. Если при проезде траншеи появился хруст, значит, неисправен внутренний ШРУС колеса, попавшего в нее в этот момент.

Для осмотра внутреннего ШРУСа загоняем автомобиль на подъемник так, чтобы он был немного приподнят, и включаем первую скорость. Медленно вращаем колеса. Если слышится отчетливый хруст, значит, внутреннюю «гранату» нужно менять.

Что понадобится для замены ШРУСа

Планируете менять «гранату» (неважно – наружную или внутреннюю) самостоятельно? Запаситесь следующими инструментами:

  • молотком, отверткой, пассатижами, домкратом;
  • комплектом ключей и головок;
  • слесарными тисками;
  • монтировкой или достаточно длинной трубой.

Также вам понадобятся новые манжеты, пыльники, гайка ступицы со стопором и смазочный состав. Эти расходники обычно предоставляются вместе с новой «гранатой».

Замена ШРУСа

Для ремонта машина загоняется на яму или подъемник либо устанавливается на ровной площадке и стопорится при помощи противооткатных упоров, блокирующих задние колеса. Рычаг коробки передач переводится в положение первой скорости.

Последовательность работ зависит от того, какой ШРУС требуется заменить – внешний или внутренний. Специалисты считают, что лучше менять оба узла сразу, поскольку тогда не придется повторно делать одну и ту же работу. Но в любом случае сначала нужно снять с машины полуось и разобрать ее. Это делается так:

  1. Используя баллонный ключ, ослабляем колесные болты переднего колеса со стороны поломки.
  2. Ставим под порог домкрат.
  3. Для удобства работы выкручиваем сливную пробку и сливаем немного масла с коробки передач.
  4. Чтобы при проведении ремонта машина не сорвалась, поднимаем колесо и устанавливаем под авто кирпичи, пенек или две старые покрышки.
  5. Выкручиваем колесные болты и снимаем переднее колесо.
  6. Ослабляем ступичную гайку колеса – вставляем головку на 30 и присоединяем к ее концу ключ. Вставляем в противоположную часть ключа трубу и, используя ее как рычаг, отворачиваем гайку и вынимаем ее. Вместо трубы можно использовать монтировку.
  7. Откручиваем болты, прикрепляющие внешний ШРУС к валу основной передачи.
  8. Снимаем с машины полуось вместе с обоими ШРУСами.
  9. Пользуясь техническим справочником или собственным опытом, разбираем полуось. С помощью специального съемника удаляем стопорные кольца, фиксирующие ШРУСы на валу.

Затем приступаем непосредственно к замене ШРУСов:

  1. Отворачиваем гайку фиксации тормозного суппорта, снимаем его и убираем в сторону.
  2. Откручиваем крепеж нижней шаровой опоры и снимаем ступицу с поворотного кулака.
  3. Выкручиваем ступицу и, используя молоток, выбиваем внешний ШРУС, крутя его по полуоси. Чтобы выбить ШРУС из фиксатора, не нанеся ущерба шлице полуоси, используем деревянный брусок, через него легко постукиваем молотком.
  4. Отворачиваем манжету крепления пыльника внутреннего ШРУСа.
  5. Стягиваем по приводному валу старый пыльник и манжету и выбрасываем.
  6. Снимаем корпус, три ролика и стопорное кольцо, фиксирующее 3-лучевую вилку на валу.
  7. Поворачиваем колеса до предела и выбиваем из трансмиссии внутреннюю «гранату».
  8. Устанавливаем новые «гранаты» вместе с пыльником и манжетой, предварительно смазав, и фиксируем в ступице. Иногда бывает сложно вернуть на место трипоидный внутренний ШРУС, так как ролики не попадают в канавки с первого раза. Тогда нужно просто повращать приводной вал: через несколько витков запчасть встанет на место.

После монтажа ШРУСов на полуось ставим ее назад на автомашину в обратном порядке действий. Снимаем машину с домкрата и обязательно туго затягиваем ступичную гайку и болты внешнего ШРУСа, которыми он крепится к валу основной передачи. Затем гайку контруем. Не забываем добавить трансмиссионное масло.

Если же «граната» исправна, но ослабло ее крепление к валу авто, просто закручиваем болты, удерживающие механизм. Закручивание болтов обязательно производится с усилием. Сила затяжки должна соответствовать требованиям завода-изготовителя. Иначе спустя какое-то время «граната» снова разболтается, а это грозит новыми затратами на исправление неполадки и аварийной ситуацией на трассе.

Заключение

Регулярный осмотр и своевременное устранение неполадок в машине поможет снизить риск ДТП и позволит автовладельцу остаться водителем, а не превратиться в пешехода.

Контролируйте, чтобы под резиновые хомуты шарниров не попадала грязь и вода, и тогда этот механизм прослужит довольно долго. И никогда не оставляйте без внимания хруст, ведь последствия могут быть весьма печальными. Для ремонта по возможности используйте оригинальные запчасти.

Видео про замену ШРУСа:

Описание того, как заменить ШРУС на автомобиле: устройство детали, возможные причины поломки, как определить неисправность, как заменить. Видео про замену ШРУСа.

||list|

  1. Устройство ШРУСа
  2. Почему ломается ШРУС
  3. Как определить неисправность ШРУСа
  4. Что понадобится для замены ШРУСа
  5. Замена ШРУСа
  6. Видео про замену ШРУСа

«Шаль» | The New Yorker

Стелла, холод, холод, адский холод. Как они вместе шли по дорогам, Роза с Магдой свернулась клубочком между воспаленными грудями, Магда замоталась в шаль. Иногда Стелла носила с собой Магду. Но она ревновала к Магде. Худощавая девочка лет четырнадцати, слишком маленькая, с собственной тонкой грудью, Стелла хотела, чтобы ее завернули в шаль, спрятали, спали, качала маршем, младенец, круглый младенец на руках. Магда взяла сосок Розы, и Роза не переставала ходить, ходячая колыбель.Не хватало молока; иногда Магда втягивала воздух; потом она закричала. Стелла была голодна. Ее колени были опухолями на палках, а локти — куриными костями.

Иллюстрация Ребекки Данлэп

Роза не чувствовала голода; она чувствовала легкость, не как у идущего, а как у человека в обмороке, в трансе, застывшего в припадке, у кого-то уже парящий ангел, бдительный и все видящий, но в воздухе, не там, не касающийся дороги. Словно балансирует на кончиках ногтей. Она посмотрела в лицо Магде через щель в шали: белка в гнезде, в безопасности, никто не мог дотянуться до нее в домике из петель шали.Лицо, очень круглое, как карманное зеркальце: но это был не блеклый цвет лица Розы, темный, как холера, это было совсем другое лицо, глаза голубые, как воздух, гладкие перья волос, почти такие же желтые, как вшитая Звезда. к пальто Розы. Можно подумать, что она была одним из их детей.

Роза, плавая, мечтала выдать Магду в одной из деревень. Она могла выйти из очереди на минуту и ​​толкнуть Магду в руки любой женщине на обочине. Но если она выйдет из строя, они могут выстрелить.И даже если бы она на полсекунды сбежала из очереди и толкнула узелок шали в незнакомца, взяла бы его женщина? Она может быть удивлена ​​или испугана; она может уронить шаль, и Магда выпадет, ударится головой и умрет. Маленькая круглая голова. Такой хороший ребенок, она перестала кричать и теперь сосала только из-за вкуса самой высыхающей соски. Аккуратный захват крохотной десны Один лепешка кончика зуба торчит в нижней десне, как блестит, там блестит эльфийское надгробие из белого мрамора.Не жалуясь, Магда отпустила соски Розы, сначала левый, потом правый; оба были треснуты, ни нюха молока. Канал-расщелина потухший, потухший вулкан, слепой глаз, холодная дыра, так что Магда взяла угол шали и вместо этого доила его. Она сосала и сосала, заливая нитки влагой. Хороший аромат шали, льняное молочко.

Это была волшебная шаль, она могла питать младенца три дня и три ночи. Магда не умерла, она осталась жива, хотя и очень спокойна.Из ее рта исходил специфический запах корицы и миндаля. Она каждое мгновение держала глаза открытыми, забывая, как моргать и дремать, и Роза, а иногда и Стелла изучали их голубизну. По дороге они поднимали одну ношу за другой и изучали лицо Магды. — Ариец, — сказала Стелла тоненьким, как струна, голосом; и Роза подумала, как Стелла смотрела на Магду, как молодой людоед. И когда Стелла сказала «арийка», Розе показалось, что Стелла действительно сказала: «Давайте сожрем ее.

Но Магда жила, чтобы ходить. Она прожила так долго, но ходила не очень хорошо, отчасти потому, что ей было всего пятнадцать месяцев, отчасти потому, что веретена ее ног не могли удержать ее толстый живот. Оно было жирным от воздуха, полным и круглым. Роза почти всю свою еду отдавала Магде, Стелла ничего не давала; Стелла была голодна, сама росла, но не сильно. У Стеллы не было менструации. У Розы не было менструации. Роза была голодна, но в то же время и нет; она научилась у Магды, как пить вкус пальца во рту.Они были в месте без жалости, всякая жалость была уничтожена в Розе, она смотрела на кости Стеллы без жалости. Она была уверена, что Стелла ждала смерти Магды, чтобы вонзить зубы в маленькие бедра.

Роза знала, что Магда скоро умрет; она должна была быть уже мертва, но ее похоронили глубоко внутри волшебной шали, ошибочно приняв там за дрожащую горку розиных грудей; Роза вцепилась в шаль, как будто она покрывала только ее. Ее никто не отбирал.Магда была немой. Она никогда не плакала. Роза спрятала ее в казарме, под шалью, но знала, что однажды кто-нибудь сообщит; или однажды кто-то, даже не Стелла, украдет Магду, чтобы съесть ее. Когда Магда начала ходить, Роза знала, что Магда скоро умрет, что-то случится. Она боялась заснуть; она спала, прижимая бедро к телу Магды; она боялась, что задушит Магду бедром. Вес Розы становился все меньше и меньше; Роза и Стелла медленно превращались в воздух.

Магда молчала, но глаза ее были ужасно живыми, как у голубых тигров. Она смотрела. Иногда она смеялась — это казалось смехом, но как это могло быть? Магда никогда не видела, чтобы кто-то смеялся. Тем не менее, Магда смеялась над своей шалью, когда ветер обдувал ее уголки, злой ветер с кусочками черного, от которого у Стеллы и Розы слезились глаза. Глаза Магды всегда были ясными и без слез. Она смотрела как тигрица. Она охраняла свою шаль. Никто не мог коснуться его; только Роза могла прикоснуться к нему. Стеллу не пустили.Шаль была собственным ребенком Магды, ее домашним животным, ее младшей сестрой. Она запуталась в нем и сосала один из уголков, когда ей хотелось быть очень неподвижной.

Затем Стелла забрала шаль и заставила Магду умереть.

Потом Стелла сказала: «Мне было холодно». И потом ей всегда было холодно, всегда. Холод проник в ее сердце: Роза увидела, что сердце Стеллы остыло. Магда, шлепая своими маленькими ножками-карандашами туда-сюда, шла вперед в поисках шали; карандаши дрогнули у входа в казарму, где начинался свет.Роза увидела и погналась. Но Магда уже была на площади перед казармами, в веселом свете. Это была арена переклички. Каждое утро Розе приходилось прятать Магду под шалью у стены барака и выходить и стоять на арене со Стеллой и сотнями других, иногда часами, а Магда, покинутая, тихонько сидела под шалью, посасывая свой уголок. . Каждый день Магда молчала, и поэтому она не умерла. Роза видела, что сегодня Магда умрет, и в то же время в обеих ладонях Розы бежала страшная радость, пальцы ее горели, она была изумлена, лихорадочна: Магда, на солнце, покачиваясь на карандашных ножках, выла .С тех пор, как у Розы высохли соски, с тех пор, как Магда в последний раз вскрикнула в дороге, Магда не произнесла ни слова; Магда была немой. Роза считала, что у нее что-то не в порядке с голосовыми связками, с трахеей, с гортанью; Магда была дефективной, без голоса; возможно, она была глухой; с ее интеллектом могло быть что-то не так; Магда была немой. Даже смех, который раздался, когда испещренный пеплом ветер превратил шаль Магды в клоуна, был всего лишь дуновением ее зубов.Даже когда вши, головные и платяные, свели ее с ума, так что она стала такой же дикой, как одна из больших крыс, которые грабили бараки на рассвете в поисках падали, она терлась, царапала, брыкалась, кусала и каталась без хныча. Но теперь изо рта Магды вырвался длинный вязкий поток крика.

Шаль | ENCYCLOPEDIA.com

Cynthia Ozick 1980

Автор биография

Сводка графика

символов

темы

Стиль

Исторический контекст

Критические обзоры

Критика

Источники

Дальше чтение

«Шаль» впервые опубликовано в New Yorker в 1980 году.История была перепечатана в сборнике Синтии Озик 1989 года, Шаль, , где она была соединена с «Розой», рассказом, который продолжает рассказ о тех же персонажах спустя тридцать лет. «Шаль» — о Холокосте, систематической резне около шести миллионов евреев, а также, по меньшей мере, стольких же цыган, гомосексуалистов и прочих «неугодных» нацистами во время Второй мировой войны II . Хотя Озик родилась и выросла в Соединенных Штатах, она хорошо разбирается в еврейской истории и традициях, и ее история быстро стала одной из самых известных историй о нацистских лагерях смерти.«Шаль» особенно восхищает своей компактностью. Всего в двух тысячах слов Озик удается вызвать у своих читателей ужас Холокоста. История затрагивает многие темы, в том числе выживание, материнство, воспитание, предрассудки и предательство.

Синтия Озик родилась 17 апреля 1928 года в Нью-Йорке. Ее родители, Уильям и Селия (Регельсон) Озик, приехали в Соединенные Штаты с северо-запада России. Помимо работы фармацевтом, Уильям был еврейским ученым.Озик считает себя феминисткой и утверждает, что стала феминисткой в ​​пять лет, когда бабушка отвела ее в хедер. школа изучения иврита и Торы. Раввин велел бабушке Озик отвезти ее домой, так как «девочке не нужно учиться». Озик вернулась на следующий день и быстро зарекомендовала себя как хорошая ученица.

Она продолжила образование в средней школе Хантер-колледжа, затем в Нью-Йоркском университете, который окончила в 1949 году со степенью бакалавра искусств. на английском. Она получила М.А. на английском языке из Университета штата Огайо в 1950 году.

На протяжении 1950-х годов Озик работал рекламным копирайтером в универмаге Filene’s. Она также писала статьи и стихи и начала работу над романом, от которого отказалась несколько лет спустя. В 1952 году она вышла замуж за юриста Бернара Халлоте. Ее дочь Рэйчел родилась в 1965 году. В том же году Озик опубликовал несколько стихов в журнале Judaism .

Литературная карьера Озик набрала обороты в 1966 году с публикацией ее романа Trust, , первого из ее многочисленных произведений на еврейскую тему.Ее следующая книга, «Языческий раввин и другие истории, », была опубликована в 1971 году. Она получила книжную премию Еврейского совета и премию еврейского наследия Бнай Брит, а также была номинирована на Национальную книжную премию. Озик продолжает получать множество престижных наград за свою художественную литературу. Другие художественные произведения включают Кровопролитие и три новеллы (1976), Левитация: пять художественных произведений (1982), Галактика каннибалов (1983), Мессия Стокгольма (1987) и Шаль ( 1989).Озик также написал две научно-популярные книги: Art and Ardor, , опубликованную в 1987 году, и Metaphor and Memory, , опубликованную в 1989 году. и пишет статьи, обзоры, рассказы, стихи и переводы с идиша для таких периодических изданий, как Commentary, the New Republic, Partisan Review, the New Leader, Ms., Esquire, the New Yorker, American Poetry Review. и Харперс.

«Шаль» начинается с описания трех человек, которые ужасно страдают и которые идут пешком. Рассказчик отмечает, что у Розы в пальто вшита желтая звезда, а у Магды голубые глаза и желтые волосы, как у одной из «них». Вскоре выясняется, что Роза и Стелла — еврейки, которых отправляют в концлагерь. Магда, младенец, будет убита, если ее обнаружат, поэтому Роза думает отдать Магду кому-нибудь на обочине дороги. Но Роза опасается, что ее застрелят, если она покинет линию, или что человек, которому она пытается передать Магду, может не взять ее или уронить, мгновенно убив.Она продолжает прятать ребенка под своей шалью.

В лагере Розе удается какое-то время скрывать Магду. Однако Роза знает, что Магда умрет. Она боится, что кто-то, возможно, Стелла, убьет Магду, чтобы съесть ее, или что ее как-нибудь обнаружат. Как Роза защищает Магду, Магда защищает свою шаль. Это «ее ребенок, ее домашнее животное, ее младшая сестра». Она прячется в нем, смеется над ним, когда его дует ветер, и сосет его, чтобы прокормиться.

Однажды Стелла крадет шаль Магды, чтобы накинуть на себя.В поисках шали Магда ковыляет на площадь перед казармами, крича «Маааа…». Роза не может бежать к Магде, иначе они оба будут убиты. Вместо этого она бежит за шалью, надеясь вернуться во двор вовремя, чтобы привлечь внимание Магды и остановить ее крик, прежде чем ее обнаружат. Но Роза опоздала. Она наблюдает, как Магду уносит охранник, который бросает ее в электрический забор, убивая ее. Тем не менее, Роза не может бежать к Магде. Она не может кричать или делать что-либо еще, что указывало бы на то, что Магда была ее ребенком.Она запихивает шаль себе в рот, чтобы не закричать.

Магда

Дочь Розы, Магда, грудной младенец, спрятанный в шали матери в начале истории, и пятнадцатимесячный ребенок, когда ее убивают. Магда является центром существования Розы: Роза дает Магде большую часть своей еды и направляет большую часть своей энергии на беспокойство о том, что может случиться с Магдой, и на сохранение жизни ребенка. Магда в младенчестве учится не плакать, когда голодна; вместо этого она утоляет голод, посасывая шаль.Шаль становится центром ее существования, ее «родным ребенком, ее домашним животным, ее младшей сестрой». Она прячется под ним, чтобы его не обнаружили нацисты, сосет его, чтобы утолить голод, смеется над ним, пока его дует ветер. Магда не плачет, пока Стелла не уберет шаль. Затем ее крики, когда она выходит из казармы во время переклички, приводят к тому, что ее обнаруживают и убивают.

Роза

Роза — еврейка, которая вместе со своей дочерью и племянницей находится в заключении в концентрационном лагере.Единственная цель Розы в «Шали» — как сохранить жизнь своей маленькой дочери Магде как можно дольше, даже если она знает, что ребенок обречен на смерть. Когда ее ведут в лагерь, Роза думает передать Магду прохожему в попытке спасти ее, но опасается, что этот человек может намеренно или ненамеренно уронить ребенка. Она опасается, что ее племянница Стелла ждет смерти Магды, чтобы она могла ее съесть. Позже Роза опасается, что кто-то в лагере убьет Магду по той же причине.Она также боится нацистских охранников, которые убьют Магду, как только ее обнаружат. Роза знает, что Магда умрет, но она использует все ресурсы своего тела, разума и души, чтобы отсрочить этот момент.

Стелла

Стелла — четырнадцатилетняя племянница Розы. Ее описывают как девушку «слишком маленькую, с тонкой грудью», чьи колени — «опухоли на палках, а локти — куриные кости». Такое описание намекает на почти голодные условия, в которых жили заключенные в лагере. Стелла всегда холодна, всегда голодна и завидует малышке Розы, которая, по крайней мере, утешается своей матерью и своей шалью.Стелла также обвиняет Магду в том, что она арийка, потому что у ребенка светлые волосы и голубые глаза, две черты идеализированной расы нацистов. Роза опасается, что Стелла ждет, пока Магда умрет, чтобы съесть ребенка — небезосновательный страх, учитывая обстоятельства. Самое важное действие Стеллы — вызвать смерть Магды, забрав себе шаль ребенка. «Мне было холодно», — это все, что она говорит позже в объяснение.

Выживание

В основе истории Озика лежит тема выживания. Роза борется с этим постоянно.Во время марша в концлагерь Роза

борется за то, должна ли она передать Магду зрителю, возможно, обеспечивая выживание ее ребенка. Однако Роза отказывается от этого, понимая, что при этом она рискует своей жизнью и не может гарантировать безопасность Магды. Роза выбирает выживание в данный момент для них обоих, а не вероятную смерть для себя и неопределенность для своего ребенка. Пока Роза ломает голову над тем, что делать с Магдой, Стелла мечтает быть Магдой: малышкой, качающейся и спящей на руках матери.Роза также думает, что голодающая Стелла смотрит на Магду так, будто хочет съесть ребенка. Магда, хотя и слишком молода, чтобы знать, что происходит с ней и вокруг нее, перестает кричать и тихонько сосет шаль.

Жизнь в лагере — это постоянная битва за выживание. Роза, по-видимому, больше заботясь о выживании Магды, чем о себе, отдает большую часть своей еды своему ребенку. Стелла, заботясь в основном о собственном выживании, не дает Магде еды. Сама Магда обращается к шали за утешением; это ее «ребенок, ее питомец, ее младшая сестра»; когда ей нужно быть неподвижной — а неподвижность необходима для ее выживания — она сосет ее уголок.

В середине истории Стелла берет шаль Магды, потому что ей холодно. Это, пожалуй, единственное из ее несчастий, с которым она может что-то сделать.

Медиа-адаптация

  • «Шаль» была адаптирована как пьеса Синтии Озик. В постановке известного кинорежиссера Сиднея Люмета спектакль был показан (как Blue Light) в 1994 году в театре Бэй-Стрит в Саг-Харборе, Нью-Йорк, и в 1996 году в Еврейском репертуарном театре в Нью-Йорке.
  • Аудиоверсия «Шали», прочитанная актрисой Клэр Блум, доступна в программе Национального общественного радио «Еврейские рассказы из Восточной Европы и других стран».

Нет еды, чтобы утолить ее голод, и она ничего не может сделать, чтобы сбежать из лагеря; но шаль Магды могла облегчить ее простуду. Это тоже форма стремления к выживанию. Стелла решила принести себе хоть малейшее утешение, не обращая внимания на потенциальную цену для Магды и Розы.

Магда, ничего не зная, покидает казарму в поисках шали. Опять же, Роза должна сделать выбор о своем выживании. Если она побежит к Магде, они оба будут убиты.Если она ничего не сделает, Магду убьют. Единственное решение, которое она может придумать, пусть и незначительное, — это передать шаль Магде до того, как ее обнаружат охранники лагеря. Она бежит за шалью и возвращается с ней на площадь, но уже слишком поздно. Солдат уносит Магду к электрическому забору на другой стороне лагеря. Роза наблюдает, как ее ребенок летит по воздуху, ударяется о забор и умирает, а затем падает на землю. Опять же, есть выбор. Если она пойдет к Магде, ее расстреляют; если она закричит, ее застрелят.Роза выбирает выживание, используя шаль, чтобы заглушить свой крик.

Материнство и воспитание

С темой выживания тесно связаны вопросы материнства и воспитания. На протяжении всей «Шали» Стелла жаждет воспитания. В походе она мечтает быть ребенком, утешаемым материнскими руками. В лагере она жаждет еды, иногда заставляя Розу думать, что она «ждет, пока Магда умрет, чтобы она могла вцепиться зубами в маленькие бедра». Она берет единственную заботу, которую может найти: тепло от шали Магды.

Вопросы материнства более сложные. Поскольку она мать, Роза не может думать только о себе, как это делает Стелла. Каждое решение должно быть взвешено. Какова возможная польза для нее? К Магде? Каковы возможные затраты? При каждом решении Роза должна решить, в ее интересах ли она пожертвовать собой, своим ребенком или ими обоими.

Предрассудки и терпимость

Вопросы предрассудков и терпимости также поднимаются в «Шали». Роза, Стелла, Магда и другие заключены в тюрьмы или убиты в концентрационных лагерях просто потому, что они евреи.С их стороны тоже существует предубеждение — по крайней мере, со стороны Стеллы. Глядя на желтые волосы и голубые глаза Магды, она говорит «арийка» таким голосом, что Розе кажется, будто она сказала: «Давайте пожрем ее».

В самом лагере поднимается вопрос толерантности. Роза и Магда не одни в казармах, которые они занимают. Другие обитатели знают о существовании Магды и обмане Розы. В лагере, «месте без жалости», они не могут знать, что с ними может случиться, если в бараке обнаружат Магду.Но никто не сообщает о ее присутствии.

Предательство

Роза постоянно опасается, что Стелла или кто-то другой убьет Магду, чтобы съесть ее. Пока этого не происходит, именно предательство Стеллы стоит Магде жизни, а Розе — ее ребенка. «Шаль» указывает на одну из причин такого предательства: бесчеловечное обращение со Стеллой сделало ее безжалостной. «Холод проник в ее сердце, — говорит рассказчик. «Роза видела, что сердце Стеллы было холодным».

Точка зрения

«Шаль» написана с точки зрения всеведущего третьего лица.Он всезнающий, потому что рассказчик может видеть вещи глазами всех персонажей. Например, рассказчик сообщает читателям, что «Стелла хотела завернуться в шаль» и что «Роза не чувствовала голода» — вещи, которые мог знать только этот персонаж. Точка зрения называется от третьего лица, потому что рассказчик говорит о персонажах со стороны, называя их «она» или «он».

Диалог

«Шаль» отличается тем, что почти не содержит диалогов.Роза ничего не говорит. Стелла говорит дважды: один раз, когда она называет Магду «арийкой», и второй раз, когда она говорит «мне было холодно», чтобы объяснить, почему она взяла шаль Магды. Магда кричит в начале истории, но вскоре бросает это. Она не издает ни звука, пока с нее не снимут шаль; Роза даже думает, что Магда немая. Однако, когда Стелла крадет шаль, Магда произносит единственное слово, которое она когда-либо произносила: «Маааа…». Молчание персонажей может представлять молчание, которое им приходилось хранить во время марша и в лагере, чтобы защитить свою жизнь.Если бы кто-нибудь из них произнес хоть одно слово или жалобу, которые мог бы услышать лагерный чиновник, их бы убили, как и Магду. Несмотря на отсутствие у них общения через речь, сюжет напряжен из-за их трагической ситуации.

Стиль

Озик использует очень сдержанный стиль в «Шали». История состоит всего из двух тысяч слов. Важной характеристикой этого стиля является то, сколько информации Озик доверяет читателю вводить самостоятельно. Озик не теряет слов, заявляя, что Розу и Стеллу отправляют в концлагерь.Она просто описывает марш. В процессе она упоминает желтую «звезду, вшитую в пальто Розы» и тот факт, что голубые глаза и светлые волосы Магды могут заставить вас подумать, что «она была одной из их детей». В этот момент становится очевидным, что Озик описывает бедственное положение евреев во время Холокоста, и читателям доверяют привнести свои знания об этом событии в чтение истории. Озик не описывает сам лагерь до тех пор, пока какое-то его описание не станет необходимым для рассказа, и тогда она описывает только то, что абсолютно необходимо знать читателю.Она упоминает площадь, на которую забрела Магда. Та часть лагеря, которую описывает Озик

Темы для дальнейшего изучения

  • Представьте, что Роза и Стелла выжили в концентрационных лагерях и живы сегодня. Выберите один спорный социальный вопрос, например, аборт или социальное обеспечение. Обсудите позицию, которую, по вашему мнению, занял бы каждый персонаж по этому вопросу и почему.
  • Роза запихивает шаль себе в рот, чтобы не закричать, когда Магду убьют. Обсудите значение этого действия.
  • «Шаль» написана с точки зрения всеведущего от третьего лица. Как вы думаете, почему Озик выбрал именно эту точку зрения? Как вы думаете, могло ли повествование от первого лица работать лучше? Почему или почему нет?
  • Прочтите другую современную еврейскую сказку, например, «Гимпел-дурак» Исаака Башевиса Зингера или «Языческий раввин» Озика. Как на эти истории повлияла еврейская религия, знания, традиции?

в деталях — это окружающий его электрический забор, забор, в который будет брошена Магда.

Структура

По ходу рассказа Озик переходит от режима повествования, состоящего в основном из экспозиции, к режиму, в котором читатель сопровождает персонажа через действие шаг за шагом, мысль за мыслью — в расширенной сцене. Экспозиция — это когда писатель не проводит читателя шаг за шагом через действие, а позволяет рассказчику представить обзор того, что произошло или происходит. Примерно первые две трети «Шали» составляют экспозиция.В немногим более тысячи слов рассказчик лаконично сообщает о событиях нескольких месяцев. Рассказчик рассказывает о марше и о том, какой была жизнь в лагере. Читателям иногда рассказывают, что думает или чувствует персонаж, но эти отрывочные детали не составляют полноценных сцен.

С первым словом Магды «Маааа…» Озик переключается с экспозиции на детальную сцену. То рассказчик перемещается в разум Розы и остается там до конца рассказа. В первых двух третях истории проходит достаточно времени, чтобы Магда выросла из грудного младенца в пятнадцатимесячного ребенка, достаточно взрослого, чтобы ходить.Заключительная треть рассказа охватывает лишь несколько моментов. Читатели видят то, что видит Роза, и слышат ее мысли. Рассказчик рассказывает о походе Розы в казармы, чтобы найти шаль, и обратно, чтобы обнаружить, что она опоздала. Читатели видят смерть Магды глазами Розы.

Этот переход от экспозиции к подробной сцене оказывает сильное влияние на историю. В то время, когда почти неизбежная смерть Магды находится где-то в будущем, читатель более отдален от персонажей. По мере приближения смерти Магды читатели приближаются к точке зрения Розы.Когда Магду убивают, читатели наблюдают за этой сценой с позиции матери, наблюдающей, как убивают ее дочь.

Повторение

Озик использует повторение, чтобы создать интригу. Читатели с самого начала рассказа знают, что Магда постоянно находится на грани смерти. Грудь Розы сухая, так что Магде нечего есть; она могла умереть от голода в любой момент. Или ее могли обнаружить солдаты и убить. Роза также знает, что Магда «очень скоро умрет.Но время идет вперед и Магда не умирает. Затем она начинает ходить, и кажется, что время ее смерти приближается: «Когда Магда начала ходить, Роза знала, что Магда очень скоро умрет». Опять проходит время, а Магда не умирает. Затем Стелла крадет шаль, и Магда выходит на площадь. Ее смерть приближается еще ближе: «Роза видела, что сегодня Магда умрет». Наконец, Магда кричит, и момент ее смерти присутствует: Роза «увидела, что Магда умирает». Повторение вызывает эхо в сознании читателя: Магда умрет, Магда умрет.Исход истории никогда не оспаривается, действие просто касается того, как разыгрывается смерть Магды. Вместе с Розой читатели видят приближение смерти Магды. И вместе с Розой они ничего не могут сделать, чтобы изменить то, что произойдет.

Символика

Самый очевидный символ этой истории — волшебная шаль Магды. Критик Алан Р. Бергер в статье Crisis and Covenant: The Holocaust in American Jewish Fiction (1985) утверждает, что шаль является литературным символом талита, или еврейской молитвенной шали.Оборачиваться в талит, говорит он, значит быть окруженным «святостью и защитой заповедей». Бергер считает, что одно из посланий «Шали» заключается в том, что «еврейское религиозное творчество и заветный символизм могут проявляться даже в самых экстремальных условиях». Согласно Эндрю Гордону в «Шаль ​​Синтии Озик и переходный объект» (литература и психология, , 1994), Озик отрицает, что имела это в виду, когда писала рассказ. Критик Сюзанна Клингенштейн, написавшая осенью 1992 года в выпуске Studies in American Jewish Literature, , говорит, что «шаль заменяет речь как для младенца, так и для матери, а также как своего рода пуповина между двумя персонажами.Опять же, утверждает Гордон, Озик отрицает, что это было ее намерение.

Гордон также считает, что шаль — это «переходный объект», объект, который помогает младенцу совершить переход от состояния единства с матерью к осознанию того, что он является личностью, отдельной от матери. Он утверждает, что Роза, Стелла и Магда, «в своей потребности обладать шалью, могут рассматриваться как младенцы, страдающие крайней оральной депривацией и нуждающиеся в матери». Гордон читает «Шаль» как «историю о заблуждении как о защите от подавляющей реальности, от потери контроля и от травматической утраты.Сама Озик утверждает, что не имела в виду ни одной из этих идей «поп-психологии», когда писала «Шаль».

Великая депрессия ведет к возвышению Гитлера

Одним из важнейших исторических событий в жизни Озика была Великая депрессия — период экономического кризиса и безработицы, который начался в Соединенных Штатах в октябре 1929 года и продолжался на протяжении большей части 1930-х годов. . Хотя она родилась в 1928 году, за год до начала Великой депрессии, Озик утверждает, что она не затронула ее.Она описывает «семейную аптеку как дающую ощущение комфорта и процветания», по словам Джозефа Ловина в Cynthia Ozick.

В Европе произошла серия событий , которые, похоже, оказали гораздо большее влияние на творчество Озика. В 1933 году Адольф Гитлер стал рейхсканцлером Германии. Несколько месяцев спустя он объявил однодневный бойкот всех еврейских магазинов, за которым вскоре последовал принудительный уход в отставку всех неарийских государственных служащих, кроме солдат. Начались гитлеровские гонения на евреев.Он установил использование

Compare & Contrast

  • 1930-е: Преследование евреев Адольфом Гитлером в Германии начинается в 1933 году. Дискриминация уступает место потере всех их прав как граждан. В 1938 году нацисты разрушают синагоги страны и начинают заключать евреев и других в концлагеря, подобные тому, что изображен в «Платке». Окончательное решение обостряется на протяжении всей Второй мировой войны и заканчивается только в 1945 году, когда союзники освобождают лагеря.

    1980-е: Историческая реальность Холокоста подвергается сомнению в значительной степени дискредитированной маргинальной организацией, Институтом исторического обзора, в статьях в публикации Института The Journal of Historical Review.

    1990-е годы: Новая информация о Холокосте продолжает появляться в заголовках. В 1995 году Международный комитет Красного Креста (МККК) признал свою «моральную неспособность» прийти на помощь евреям во время Холокоста.В 1997 году организация публикует свои файлы военного времени. Среди файлов есть обмен письмами от мая 1940 года, в которых Всемирный еврейский конгресс просит МККК расследовать сообщения о массовых убийствах еврейских военнопленных. Через несколько месяцев МККК ответил, что сообщения были необоснованными. В том же 1997 году швейцарские банки публикуют информацию о бездействующих счетах, открытых жертвами Холокоста перед Второй мировой войной. Банки обвиняются в хранении денег жертв Холокоста.

  • 1940-е: Ужас Холокоста отражен в дневнике молодой еврейской девушки, которая тайно живет со своей семьей над магазином в Амстердаме. Дневник Анны Франк опубликован в 1947 году, через два года после ее смерти в концентрационном лагере.

    1980-е: Список Шиндлера написан Томасом Кенелли в 1982 году. История сосредоточена на Оскаре Шиндлере, немце, который спасает евреев, работающих на его фабрике, от газовых камер. Другие истории переживших Холокост рассказаны в таких произведениях, как «Спасти жизнь: истории спасения евреев», в 1984 году. «Список Шиндлера » снят по фильму Стивена Спилберга в 1993 году. Фильм получил семь премий «Оскар», включая «Лучший фильм». В 1997 году, Популист, , планируется снять фильм о приходе к власти Адольфа Гитлера, которому помогал Эрнст Ганфштегль, человек, познакомивший Гитлера с богатыми финансистами Третьего рейха.

термин «арийцы» для обозначения представителей того, что они считали «высшей расой» нееврейских белых людей, особенно тех, кто имеет нордические черты.Вскоре кошерная разделка мяса была запрещена законом, равно как и продажа еврейских газет на улице. В 1936 году евреи лишились права участвовать в выборах в Германии. В 1938 году в еврейских паспортах была отмечена буква «J», все еврейские предприятия были закрыты, еврейских студентов исключили из немецких школ, а евреям больше не разрешалось посещать спектакли, кино, концерты или выставки. К 1939 году евреи должны были сдать свои водительские права и регистрацию автомобилей, покинуть университеты, продать свой бизнес и недвижимость, а также сдать ценные бумаги и драгоценности.К середине 1939 года более половины евреев Германии уехали в другие страны. Многие приехали в США.

К концу 1939 года евреев начали заставлять носить желтые звезды Давида. Через два года, в 1941 году, началась массовая депортация евреев в концлагеря. Через три года после этого в Германии осталось всего 15 000 евреев — меньше, чем 500 000 одиннадцатью годами ранее.

Озику было пять лет, когда Гитлер стал канцлером; ей было тринадцать лет, когда всерьез началось истребление евреев в концентрационных лагерях.Ей было семнадцать в 1945 году, когда концентрационные лагеря были освобождены, и Вторая мировая война закончилась. Она выросла в еврейской культуре: ее родители были выходцами с северо-запада России и выходцами из литовских еврейских традиций этого региона. Ее отец, помимо того, что был фармацевтом, был еврейским знатоком идиш-иврит. Сама Озик начала изучать еврейскую религию в возрасте пяти лет. Тем не менее, вся ее юность прошла в мире, где евреев преследовали, а затем убивали в странах, где господствовали нацисты, и где им отказывали в убежище в большинстве других стран, включая ее собственные Соединенные Штаты.

Наряду с европейскими событиями у Озика были собственные трудности с тем, чтобы быть евреем в Америке. Она называет район Бронкса, где она выросла, местом, где было «чрезвычайно трудно быть еврейкой», и описывает, как ее обзывали и бросали в нее камнями за то, что она была еврейкой. Озик рассказывает о влиянии истории на ее первый опубликованный роман «Доверие ». Она описывает, как американский роман превратился в еврейский роман. «Это история как повествование, — говорит она, цитируемая в книге Ловина Cynthia Ozick, , — история почти как театрализованное представление.Еврейские персонажи и история еврейского народа находятся в центре большей части произведений Озика.

И рассказ «Шаль», и более поздний одноименный сборник были очень хорошо встречены критиками. В статье от 10 сентября 1989 года в The New York Times Book Review, Франсин Проуз обнаружила, что Озик «применяет редкий трюк, создавая искусство из того, что мы предпочли бы не видеть». Барбара Хофферт, рецензируя историю для августовского 1989 года, Library Journal, , хвалит эту работу как «тонкую, но морально бескомпромиссную историю, которую многие сочтут маленькой жемчужиной.Рецензент Ирвинг Гальперин, написавший сборник в выпуске Commonweal, от 15 декабря 1989 г., утверждает, что «в то время, когда память о Холокосте становится тривиальной благодаря изящной беллетристике, ток-шоу и телевизионным «документальным фильмам», . . . Необычайный объем Озика — особенно долгожданное достижение морального воображения».

В «Шале» Озик продолжает работу, основанную на еврейских персонажах и темах, на которых она сосредоточилась на протяжении большей части своей писательской карьеры.Однако, согласно Элейн М. Каувар в «Художественная литература Синтии Озик: традиции и изобретения » (1993), «Шаль» представляет собой первый раз, когда Озик рассказывает историю «непосредственно из сознания пережившего Холокост». Роза, Стелла и Магда — вымышленные персонажи, но Озик помещает их в историю, наполненную «фактами, почерпнутыми из истории, и событиями, извлеченными из мемуаров», — утверждает Каувар. Озик переносит читателя в мысли вымышленных персонажей, но эти вымышленные персонажи ходят в туфлях, которые, как мы легко можем себе представить, были населены евреями, жившими в Европе во времена нацистского правления.Эффект иной, чем при чтении «о» Холокосте; это ближе к эффекту ходьбы по нему. Каувар считает, что это один из элементов «Шали», который делает его «несомненно важным» для литературы о Холокосте. Каувар утверждает, что эта основа истории и мемуаров позволяет Озику проникнуть «в индивидуальную психику, постигая исторические события, сформировавшие ее». В другое время и в другом месте Роза, Стелла и Магда могли бы принять другие решения и действовать иначе, чем в «Шали.Но они не живут в другом времени и месте. Это позволяет Озику продемонстрировать, в какой степени на людей влияет и даже формируется время и место, в котором они живут.

Каувар также обсуждает, как Озик объединяет биографию и художественную литературу. Многие пережившие Холокост написали биографические отчеты о своем опыте. Читатели подходят к этим рассказам, зная, что, через что бы ни прошли эти люди, события происходили во все более отдаленном прошлом, а автор, чью работу мы читаем, выжил.В то время как некоторые могут сопереживать писателю и пытаться его понять, временной барьер мешает другим встать на место человека, пережившего Холокост. Биография представляет события. Он может описывать, он может анализировать, но редко пробуждает. Вызывать — значит делать то, что говорят почти каждому, кто посещал курсы письма: показывать, а не рассказывать. Озик не говорит о Розе; она ставит читателей на место Розы. То же самое она делает, хотя и в несколько меньшей степени, со Стеллой и Магдой.Барьер времени исчезает. Читатели идут так, как шли жертвы — как выжившие, так и те, кто не выжил: шаг за шагом, принимая одно решение за раз, никогда не зная, что их ждет.

«Шаль» часто обсуждается в тандеме с «Розой», родственной ей историей, которая продолжает истории Розы и Стеллы тридцать лет спустя. «Роза» снова вызывает воспоминания, погружая читателей в жизнь Розы Люблин в Соединенных Штатах. У этих двух историй есть нечто большее, чем просто персонажи. Они разделяют темы и образность: как жизнь Розы в лагере была адом, так и ее жизнь тридцать лет спустя представляет собой другой вид ада, и шаль, укрывавшая Магду, снова появляется в последнем рассказе.Как и следовало ожидать, критики рассмотрели роль шали в этих рассказах с точки зрения многих школ критики. Хотя в «Розе» она играет меньшую роль, шаль как символ, пожалуй, является наиболее обсуждаемым аспектом «Шали».

Тери Гриффин

Гриффин опубликовал несколько рассказов и эссе и преподавал в Тринити-колледже и Мичиганском университете. В следующем эссе она обсуждает значение шали в истории Озик.

Есть много способов подойти к художественному произведению, чтобы решить, что это произведение может предложить вам. Вы можете посмотреть на сюжет: события, которые происходят, и порядок, в котором они происходят. Вы можете изучить персонажей, которые живут в истории: что вы можете узнать о том, кто они и чем занимаются? Вы можете изучить язык рассказа или образы — как очевидные, так и предполагаемые, — которые использует писатель.

В произведении Синтии Озик «Шаль» образы и язык, которые использует автор, наводят на определенные мысли.Это обсуждение приведет нас к одной из вещей, которые сообщает «Шаль»: предположение о том, насколько сильна человеческая воля к выживанию и на что люди готовы пойти, чтобы обеспечить свое выживание. Первое и самое очевидное, на что следует обратить внимание, закончив «Шаль», — это сама шаль. Это явно важно, так как рассказ назван в его честь. Шаль также является одной из наиболее широко обсуждаемых частей этой истории. Кажется, что у каждого критика, рассматривающего эту историю, своя интерпретация шали.

В своей статье «Реакция на Холокост I: иудаизм как система религиозных ценностей» Алан Л. Бергер утверждает, что шаль «является литературным символом талита», или еврейской молитвенной шали. Оборачиваться в талит, говорит он, значит быть окруженным «святостью и защитой заповедей». Бергер считает, что одно из посланий «Шали» заключается в том, что «еврейское религиозное творчество и заветный символизм могут проявляться даже в самых экстремальных условиях». В его интерпретации шаль защищает сначала Магду, а затем Розу от ужасов, которые их окружают, точно так же, как иудейская религия защищает души евреев от ужасов мира.

В статье в журнале Studies in American Jewish Literature, Сюзанна Клингенштейн говорит, что «шаль служит заменой речи как для младенца, так и для матери, а также как своего рода пуповина между двумя персонажами». Клингенштейн подчеркивает отношения матери и дочери в «Шали» и считает, что эти отношения являются сердцем истории. Шаль важна, потому что она представляет постоянную связь между матерью и дочерью.

Эндрю Гордон считает, что шаль — это «переходный объект», объект, который помогает младенцу совершить переход от состояния единства с матерью к осознанию того, что он является личностью, отдельной от матери.Он утверждает, что Роза, Стелла и Магда, «в своей потребности обладать шалью, могут рассматриваться как младенцы, страдающие крайней оральной депривацией и нуждающиеся в матери». Гордон читает «Шаль» как «историю о бреде как о защите от подавляющей реальности, от потери контроля и от травмирующей утраты». В интерпретации Гордона шаль представляет собой это заблуждение: это «иллюзия», которая «позволяет использовать магическое мышление как защиту от беспокойства в травмирующих обстоятельствах». Роза может поверить, что шаль может питать и скрывать ее ребенка.

Хотя каждая из этих интерпретаций заслуживает внимания, можно рассматривать роль шали в истории менее сложным образом и считать эти точки зрения полностью верными. Для этого просто изучите, что происходит в рассказе и как шаль связана с этими событиями.

Смерть вездесуща в «Шале». Смерть представлена ​​в первом абзаце, когда рассказчик объясняет, что в груди Розы недостаточно молока, чтобы накормить малышку Магду, которая иногда кричит, потому что ей нечего сосать, кроме воздуха, что Стелла тоже прожорлива, и что у Стеллы есть колени — «опухоли на палках», а локти — «куриные кости».Позже дважды подряд утверждается, что Роза думает, что Стелла ждет смерти Магды. Читателям неоднократно говорят, что Магда умрет, и ее смерть приближается по мере развития сюжета. Сначала Роза знает, что Магда скоро умрет, потом сегодня, потом сейчас. Наконец, в одной длинной сцене, занимающей почти половину истории, мы наблюдаем, как умирает Магда. Смерть наполняет «Шаль».

Роль шали, когда мы исследуем ее связь со смертью, состоит в том, чтобы помешать смерти. Это спасает Магду от голодной смерти.На протяжении всей истории, пока Магда остается скрытой под шалью, она остается живой. Только когда у нее отнимают шаль, Магда умирает. Когда Магду убивают, Роза засовывает шаль себе в рот, подавляя крик. Если бы Роза закричала, охранники убили бы и ее.

Еще одна заметная идея в «Шали» — идея ада. Ад упоминается в первом предложении, где нам говорят, что Стелла чувствует «холод, холод, холод ада». Обычно мы не думаем об аде как о чем-то холодном.Требуется некоторое размышление и, возможно, некоторое исследование, чтобы понять, что Озик может иметь в виду Данте Inferno, , где холод в центре ада предназначен для тех, кто совершает худший из грехов: предательство.

В начале рассказа холодность Стеллы кажется внешней. Ее тело холодное. По мере развития сюжета холодность Стеллы становится одной из причин, побудивших ее украсть шаль Магды. Нам говорят, что

Что мне читать дальше?

  • Документальные произведения Озик — Art and Ardor, , опубликованные в 1987 году, Metaphor and Memory, , опубликованные в 1989 году, и Fame and Folly, , опубликованные в 1996 году — обсуждают литературу, отношение Озик к своему искусству и ее представления о взаимосвязи искусства и истории.
  • Рассказ Озика «Роза», опубликованный в The New Yorker в 1983 году, а затем в сборнике рассказов в паре с «Шалью» продолжает историю Розы и Стеллы примерно через тридцать лет после финальной сцены «Шали». ». Он переносит некоторые темы и образы из более ранней истории.
  • В мемуарах Эли Визеля « Ночь » (1960) рассказывается о собственном опыте Визеля, когда он был подростком, заключенным в два концентрационных лагеря, Освенцим и Бухенвальд. По крайней мере, один критик, Элейн Каувар, считает, что в «Шали.
  • Анны Франк Дневник Анны Франк описывает жизнь еврейской семьи, пытающейся избежать захвата нацистами в Амстердаме во время Второй мировой войны. Это пишет молодая еврейская девушка, примерно того же возраста, что и Стелла в «Шали».

после кражи и смерти Магды Стелла «всегда холодна, всегда. Холод вошел в ее сердце: Роза видела, что сердце Стеллы было холодным». Повторение слов «холодно» и «всегда» способствует тому, чтобы читатель заметил холодность.Это повторение происходит сразу после единственного места в истории, где мы действительно слышим слова Стеллы, когда она объясняет, что украла шаль Магды, потому что «мне было холодно». Этот единственный короткий фрагмент диалога также служит для того, чтобы привлечь внимание читателя к холодности.

Поскольку холодность так тесно связана со Стеллой, можно легко сделать вывод, что ад связан только с ней. Но нам также говорят, что концлагерь, в котором они находятся, — это «место без жалости» и что «всякая жалость была уничтожена» — слово, связанное со смертью — «в Розе.«Ад вокруг них и внутри них. Заключительная сцена, где мы шаг за шагом наблюдаем, как младенца Магду бьют током, несомненно, представляет собой образ ада.

Роль шали, когда мы исследуем ее отношение к аду, состоит в том, чтобы утешать и, возможно, делать этот ад немного менее ужасным. В начале рассказа Магду утешает то, что она находится на руках у матери, «закутанная в шаль. . . потрясен маршем». Роза тоже немного утешена, так как ее ребенок на данный момент в безопасности. Шаль также утешает Стеллу, хотя в данный момент она ее не успокаивает.Она завидует Магде за то, что она завернулась в шаль и качается на руках у матери. Она хотела бы, чтобы комфорт, представленный шалью, был ее.

Способность шали скрывать Магду в этот момент спасает ей жизнь. Шаль спасает ей жизнь и в другом отношении — это волшебная шаль, которая может «питать младенца три дня и три ночи». Его способность предотвращать голод — еще один источник утешения для Магды и Розы. Когда Магда становится старше, шаль утешает девушку по-другому.Он становится ее «ребенком, ее домашним животным, ее младшей сестрой». Это даже заставляет ее смеяться, «когда ветер дует по углам». Стелла до сих пор завидует шали Магды, к которой ей теперь даже нельзя прикасаться.

Отчаянная потребность Стеллы в небольшом утешении, пусть даже маленьком, является одной из причин, по которой она наконец забирает себе шаль Магды. Она укрывается ею — возможно, получая хоть немного тепла вместе с безопасностью от того, что ее укрывает волшебная шаль, — и засыпает. Магда, потеряв одеяло, с криком бредет на казарменную площадь.Ее обнаруживают нацистские охранники и тут же убивают. Когда это происходит, Роза бежит в казарму и забирает шаль. Мысль о том, что она могла бы использовать его, чтобы каким-то образом спасти Магду, на мгновение успокаивает ее. Но она не может спасти Магду. Теперь роль шали по спасению людей возвращается: Роза наполняет рот шалью, задушив

«Шаль ​​можно рассматривать как объект, используемый, чтобы показать нам, насколько сильна человеческая воля к выживанию».

ее крик. Если бы она закричала, ее бы тоже убили.

Шаль не является большим или впечатляющим предметом. И все же, по крайней мере, в сознании героев этой истории шаль способна спасти и утешить. Возможно, шаль можно рассматривать как объект, используемый, чтобы показать нам, насколько сильна человеческая воля к выживанию. Это мелочь, но это единственное, что доступно этим людям в данной ситуации. Они обращаются к нему, хватаясь за любой шанс на выживание, который он может предложить.

Источник: Тери Гриффин, «Обзор шали», в коротких рассказах для студентов, Гейл, 1998.

Эндрю Гордон

В следующем отрывке Гордон анализирует функцию шали в истории Озика с точки зрения понятий, взятых из психоанализа.

«Шаль» Синтии Озик (1980) — это история о Холокосте о матери, которая героически, но тщетно борется за спасение своего ребенка в лагере смерти. Краткий и поэтически сжатый — две тысячи слов, всего две страницы в оригинальной публикации в номере The New Yorker — он произвел сокрушительное впечатление. Озик удается избежать типичных ловушек литературы о Холокосте: с одной стороны, она не сентиментальна, а с другой — не ошеломляет читателя чередой ужасающих событий.Она работает в основном с помощью метафоры, «косвенности и концентрации» [согласно Джозефу Ловину, , Синтии Озик, , 1988]. Например, никогда не упоминаются слова «еврей», «нацист», «концлагерь» или даже «война»; это вызвало бы немедленную, незаслуженную реакцию, которой Озик избегает. Мы не знаем, какой сейчас год и какая страна. В начале истории мы знаем только, что три женских персонажа — Роза, ее пятнадцатимесячная малышка Магда и четырнадцатилетняя девочка по имени Стелла (только в сиквеле «Роза» [1983] мы узнают, что Стелла — племянница Розы) — измученных и голодных ведут в неизвестном направлении.Две детали — слово «арийцы» и упоминание о желтых звездах, вшитых в их пальто, — позволяют нам заполнить остальные. Исторический и политический контекст исчезает, и фокус сужается до чувств трех персонажей, которые ежеминутно борются за выживание в экстремальных обстоятельствах: «Они были в месте без жалости». Роза, центральный персонаж, может быть любой матерью, которая хочет сохранить жизнь своему ребенку, несмотря ни на что. Это история об угнетении женщин: в нем нет упоминания об отце Магды, а единственный мужчина, о котором идет речь, — это охранник, убивший Магду, безликое чудовище, описанное в терминах шлема, «черного тела, похожего на домино, и пара черных сапог.

Я хочу рассмотреть центральный символ истории, шаль, в которую закутана Магда, которая, как я полагаю, функционирует подобно тому, что Д. У. Винникотт назвал бы «переходным объектом» [ Игра и реальность, 1971]. . Но шаль служит не только переходным объектом для младенца в рассказе, но и фокусом конфликта, и переходя из рук в руки между тремя персонажами, она становится тотемом или фетишем для юной Стеллы и мама Роза тоже.Шаль указывает на необходимость иллюзии, магического мышления как защиты от беспокойства в травмирующих обстоятельствах, но также и на то, как здоровая иллюзия может легко превратиться в нездоровое заблуждение. Как пишет Винникотт, «поэтому я изучаю субстанцию ​​ иллюзий, того, что позволено младенцу и что во взрослой жизни присуще искусству и религии, но становится признаком безумия». Роза, Стелла и Магда образуют группу на основе их общей иллюзии относительно [того, что описано в истории как] «волшебной шали».(Хотя использование младенцем шали понятно, вера Розы и Стеллы в нее является признаком отчаяния, регрессии и краха рациональности перед лицом крайних лишений и потерь. Переходные феномены, как объясняет Винникотт, со временем становятся рассеянными и распространяться «по всему культурному полю», включая такие в целом здоровые виды деятельности, как игра, искусство и религия, но и такие невротические проявления, как «фетишизм» и «талисман навязчивых ритуалов». как переходный объект, который впоследствии превращается в инфантильный фетиш для младенца, а для подростка и матери обязательно становится фетишем или магическим талисманом.

Переходный объект, как объясняет Винникотт, — это «первое владение «не-я» младенца», (1) нечто, что одновременно найдено и создано, как внутреннее, так и внешнее, и заменяет грудь. Объект, который может быть куском ткани или защитным одеялом, находится на промежуточной стадии развития между сосанием пальца и привязанностью к игрушке или кукле. Он существует в промежуточной области «между субъективным и объективно воспринимаемым». «Объект представляет собой переход младенца от состояния слияния с матерью к состоянию бытия в отношении к матери как к чему-то внешнему и отдельному.

Если переходный объект является формой защиты от потери груди и отделения от матери [Элизабет Райт, Psychoanalytic Criticum: Theory in Practice, 1984], то все три персонажа «Шали» — младенец, подросток и мать — в их потребности обладать шалью — могут рассматриваться как младенцы, страдающие крайней оральной депривацией и нуждающиеся в матери. Вот вступительный абзац:

Стелла, холод, холод, адский холод.Как они вместе шли по дорогам, Роза с Магдой, свернувшись калачиком между воспаленными грудями. Магда оказалась в шали. Иногда Стелла носила с собой Магду. Но она ревновала к Магде. Худощавая девушка лет четырнадцати, слишком маленькая, с тонкой собственной грудью. Стелле хотелось быть завернутой в шаль, спрятавшейся, спящей, качаемой маршем, младенцем, круглым младенцем на руках. Магда взяла сосок Розы, и Роза не переставала ходить, ходячая колыбель. Не хватало молока; иногда Магда втягивала воздух; потом она закричала.Стелла была голодна. Ее колени были опухолями на палках, а локти — куриными костями.

Ключевые ноты оральной депривации, неадекватного материнства и желания вернуться к младенчеству устанавливаются в этом начале: Роза определяется как мать с больной грудью, которая больше не может адекватно кормить своего младенца. Магда страдает от принудительного отлучения от груди. Стелла тоже голодает — она превратилась в нечто, напоминающее палочки или скелет цыпленка. Стелла, подросток, «находящийся на стадии между детством и взрослой жизнью» [по словам Марго Мартин, в RE: Artes Liberales, Spring-Fall, 1989], страстно желает вернуться в детство, символизируемое ее желанием быть закутанным и покровительствует шали, которая защищает Магду.

Ко второму абзацу молоко Розы полностью высохло, и Магда отказалась от груди и превратилась в шаль как суррогатную грудь: «Расщелина протока потухла, потухший вулкан, слепой глаз, холодная дыра, поэтому Магда заняла угол вместо шали и подоил ее». В то же время Стелла переходит от желания получить шаль к кажущемуся желанию сожрать Магду: «Стелла смотрела на Магду, как молодой каннибал. . . . Розе показалось, что Стелла сказала: «Давайте сожрем ее». . . . Она была уверена, что

«Шаль ​​предполагает необходимость иллюзии, магического мышления как защиты от беспокойства в травмирующих обстоятельствах.”

Стелла ждала, когда Магда умрет, чтобы она могла вонзить зубы в маленькие бедра.

В то время как ненасытная Стелла регрессирует к стадии орального садизма, голодающая Роза, кажется, также регрессирует к младенчеству: «она научилась у Магды, как пить вкус пальца во рту». Шаль становится для Магды средством выживания: «Это была волшебная шаль, она могла питать младенца три дня и три ночи». Магда становится тихой и настороженной: она перестает плакать и, кажется, никогда не спит.Ее молчание и шаль поддерживают в ней жизнь: «Роза знала, что Магда скоро умрет; она должна была быть уже мертва, но ее похоронили глубоко внутри волшебной шали, ошибочно приняв там за дрожащий бугорок груди Розы». Но Роза опасается, что Магда от этого опыта стала глухонемой.

Для Магды эта шаль стала всем: матерью, едой, одеждой и кровом.

Она смотрела как тигрица. Она охраняла свою шаль. Никто не мог коснуться его; только Роза могла прикоснуться к нему.Стеллу не пустили. Шаль была собственным ребенком Магды, ее домашним животным, ее младшей сестрой. Она запуталась в нем и сосала один из уголков, когда ей хотелось быть очень неподвижной.

Здесь уместно спросить, действительно ли эта шаль является переходным объектом для Магды или, напротив, инфантильным фетишем. По словам Филлис Гринакр, переходный объект — это помощь росту, являющаяся результатом здорового развития, когда у ребенка достаточно хорошая мать. Но инфантильный фетиш возникает в результате нарушения развития, когда материнская забота недостаточно хороша или «младенец перенес необычно тяжелую депривацию» [International Journal of Psychoanalysis, 1970].Фетиш «вырастает из ранних неадекватных объектных отношений и своей кристаллизацией имеет тенденцию ограничивать их дальнейшее развитие». Он имеет некоторое сходство с «фетишем во взрослом извращении». Учитывая травму, которую получила Магда, терроризируемая мать, пребывание во враждебной, постоянно опасной для жизни среде, преждевременное отнятие от груди и голодание — и развивающийся у нее истерический мутизм, ее привязанность к шали, кажется, имеет больше черты невротического фетиша, чем здорового переходного объекта.

Гринакр упоминает, что фетишистские явления обычно появляются после отлучения от груди в конце первого года, что соответствует случаю Магды. Фетиш начинается «примерно в то время, когда переходный объект может быть принят младенцами, большинство из которых кажутся менее беспокойными. Фетиш здесь, по-видимому, представляет функцию питания еще сильнее, чем в случае с переходным объектом», что справедливо и в случае с Магдой: поскольку она голодает, ей практически нечем питаться, кроме шали.Гринакр упоминает случай инфантильного фетишизма, очень напоминающий поведение Магды, когда одеяло обладало «большой магической эффективностью в успокоении тяжелых нарушений инфантильной тревоги разлуки и даже физической боли». Когда головные и платяные вши кусают Магду и «сводят ее с ума, так что она становится такой же дикой, как одна из больших крыс, разграбивших бараки… . .., она терлась, царапала, брыкалась, кусалась и каталась, не хныча». Ее молчание — ненормальное поведение для младенца, так же как ее отношение к шали кажется гораздо более интенсивным, чем здоровая связь младенца с переходным объектом.

Но одним солнечным днем ​​Стелла забирает шаль себе и ложится спать под ней в бараке. Она хочет немного материнской силы, связанной с шалью. «Таким образом, потеряв свою волшебную шаль, Магда лишается волшебного очарования, которое, по-видимому, так долго защищало ее от смерти».

Роза снаружи и видит, как Магда ковыляет на солнечный свет, воет о потерянной шали и кричит «Маааа…». Это первый звук, который она издала с тех пор, как у Розы высохло молоко, и единственное слово, которое она произнесла в этой истории.Кажется, это крик и по платку, и по матери, которые для нее стали синонимами. «Магда собиралась умереть, и в то же время в двух ладонях Розы пробежала страшная радость»: радость от осознания того, что ее ребенок может говорить, страх от иронического факта, что шум обрек Магду на смерть. Только ее продолжительное молчание спасло бы ее.

Роза находит шаль и срывает ее со Стеллы: теперь предмет борьбы перешел между всеми тремя персонажами. Затем, под влиянием «голосов», которые, как ей кажется, она слышит в наэлектризованном заборе (можно принять это за еще один признак ее психического расстройства, хотя критик читает эти голоса как символы мертвых евреев [Lowin 109]), Роза выбегает на улицу. снова и машет шалью, как флагом, чтобы привлечь внимание Магды.Шаль теперь является знаменем, представляющим жизнь, веру и надежду. Но уже поздно: малышку уже схватил охранник, уносит и резко швыряет насмерть об забор.

Несколько минут, предшествовавших гибели Магды, занимают более половины повествования. Убийство описывается в замедленном темпе и с использованием красивых метафор, которые усиливают напряжение и ужас. Руки Магды тянутся к шали и к матери, но она удаляется вдаль, становясь «пятнышком» и «не больше мотылька».Когда ее швыряют в забор, она превращается в парящего ангела: «Вдруг Магда поплыла по воздуху. Вся Магда путешествовала через возвышенность. Она была похожа на бабочку, касающуюся серебряной лозы».

Через метафору момент смерти становится моментом магического преображения. Наблюдая за убийством своего ребенка, Роза ничего не может сделать, не подвергая опасности собственную жизнь. Голоса из-за забора призывают ее бежать к Магде. Но «инстинкт самосохранения Розы побеждает как ее материнские инстинкты, так и любые героические побуждения, которые у нее могли быть» (Лоуин 109).Последнее предложение рассказа (которое, ради акцента, также является его самым длинным предложением) показывает, что шаль теперь становится для Розы переходным объектом:

Она только стояла, потому что, если бы она побежала, попытались подобрать палки из тела Магды, они стреляли, а если она допустит, чтобы волчий визг, поднимающийся теперь через лестницу ее скелета, вырывался наружу, стреляли; поэтому она взяла шаль Магды и набила ею себе рот, набивала и набивала, пока не стала глотать волчий визг и пробовать на вкус коричневую и миндальную глубину слюны Магды; а Роза пила шаль Магды, пока она не высохла.

Заглушая ее крики, шаль становится для Розы средством выживания, как когда-то для Магды. А шаль питает ее, заполняя рот, как когда-то Магду. Наконец, как шаль стала суррогатной матерью для Магды, так и она становится суррогатным ребенком для Розы. «Коричное и миндальное дыхание Магды проникло в ее шаль, которая теперь стала синонимом ее духа». Выпивая шаль, она пожирает своего мертвого младенца [согласно Барбаре Скрэффорд, Critique, Fall 1989], хотя это символический каннибализм, в отличие от бойни лагерей смерти или смертельного эгоизма Стеллы.Иными словами, Роза пытается воссоединить Магду, чтобы оплакать ее.

Таким образом, я прочитал «Шаль» как рассказ о заблуждении как о защите от подавляющей реальности, от потери контроля и от травматической потери. Я вижу в этом историю о разлуке, изоляции, смерти и сорванном трауре. Три персонажа вместе, но каждый страдает в одиночку: Стелла отделяет себя из-за своего эгоизма, а Магда уходит в замещающее чрево своей шали. Магда умирает в одиночестве, а Роза бессильна ни предотвратить ее смерть, ни даже обнять мертвого ребенка, ни громко оплакать ее утрату.В этой среде просто быть человеком может обречь вас на смерть, поэтому вы должны подавить свою человечность. Изоляция и разделение также выражены метафорически. Персонажей никогда не видят целиком, а сводят к частям тела или вещам: Роза — это «воспаленная грудь» и «прогулочная колыбель», у Стеллы локти похожи на «куриные кости», у Магды — «одна лепта на кончике зуба». . . эльфийское надгробие из белого мрамора», а охранник — всего лишь шлем, «черное тело, похожее на домино, и пара черных сапог». Это живой, ужасающий мир частичных объектов и объектов-фетишей, который никогда не приближается к миру целостных объектных отношений.

Любой младенец находится в состоянии беспомощности и абсолютной зависимости; через привязанность к переходному объекту он начинает примиряться с реальностью и с обособленностью матери как самостоятельного объекта. Если материнская забота недостаточна или окружающая среда враждебна, младенец может вместо этого прицепиться к объекту-фетишу. Будучи узниками Холокоста, Стелла-подросток и взрослая Роза возвращаются к беспомощности младенцев, младенцев с родителями-монстрами.Нацистское государство становится каннибалом, уничтожающим и пожирающим свое потомство. Наконец, чтобы выжить в таких невыносимых обстоятельствах, эти отчаянно нуждающиеся персонажи прибегают к магическому мышлению. Каждый хватается за шаль Магды как за волшебный предмет, заменитель доброй матери, единственное, на чем может основываться уверенность в выживании или чувство идентичности. И для всех трех персонажей переходный объект превращается в объект-фетиш, а здоровая иллюзия вместо этого становится невротическим бредом В 1983 году.Озик написал продолжение «Шали» под названием «Роза». Действие этой истории происходит в Майами-Бич через тридцать лет после событий «Шали»; Роза пережила Холокост, но психически неуравновешенна. Она отрицает смерть дочери и воображает, что Магда — замужняя женщина, успешный врач или профессор. И теперь она поклоняется как религиозной реликвии единственной вещи, оставшейся от ее дочери: шали. Как пишет Гринакр, «отношение иллюзии к фиксированному бреду можно грубо сравнить с отношением переходного объекта к фетишу.

Источник: Эндрю Гордон, «Шаль ​​Синтии Озик и переходный объект», в Литература и психология, Том. ХХХХ, №№ 1 и 2, 1994 г., стр. 1-9.

Барбара Скраффорд

Скраффорд является филиалом Университета штата Сан-Франциско. В следующем отрывке она обсуждает тему материнства в «Шали» и исследует, как характеристики и образы способствуют развитию этой темы.

В своем отмеченном наградами рассказе «Шаль» Синтия Озик раскрывает разум матери, пробирающейся сквозь пепел мертвых.Действие происходит в нацистском концлагере. История сосредоточена не на политическом решении истребить целую расу, не на преступлениях и их виновниках, а на разуме Розы и ее борьбе за сохранение жизни своего младенца, несмотря на то, что единственное будущее ребенка — верная смерть. Короткие предложения и лаконичный синтаксис Озика быстро и эффективно рассказывают историю с минимумом риторики. История состоит всего из нескольких страниц, и Озик раскрывает перед читателем мысли Розы, захватывая то, что могло длиться днями или даже неделями, как если бы это был всего лишь миг.Ее краткое повествование не дает нам прямой информации об отношениях Стеллы и Розы и не говорит нам явно, где происходит действие истории. Озик фокусируется только на Розе, Роза только на Магде, а Магда только на шали. Не содержащая посторонних описаний, декораций или повествования, история представляет собой скелет самой себя. Остается только то, что придает ему форму.

Сюжет во многом основан на ироническом контрасте. Сеттинг варварский, место, созданное для уничтожения жизней; тема — материнство — предполагает непрерывность жизни.Роза изо всех сил пытается сохранить свою маленькую дочь в живых как можно дольше, зная при этом, что ребенок не будет жить. Хотя писателю было бы легко стать сентиментальным с таким материалом, Озик не моргает, передавая рассказ. Цветы и какашки, бабочки и электрические заборы, невинность и порочность ритмично продвигают историю вперед к финальному крещендо. Озик никогда не объясняет мир, в который мы вступаем с ней. Читатель втягивается в марш, не зная, куда ведет его или ее писатель, точно так же, как евреи маршировали на смерть, не зная места назначения.Ноги молодой девушки — опухоли на палочках; волосы ребенка желты, как звезда, пришитая

«Роза доведена до полного примитива, голоса инстинкта рычат внутри нее. Как загнанный в угол дикий зверь, она пожирает своих детенышей в виде шали».

к пальто матери. Тогда мы знаем, куда мы направляемся.

Персонажи Роза, Магда и Стелла — мать, ее ребенок и маленькая девочка. Роза и Магда занимают центральное место, шаль обвивается вокруг матери и ребенка, как пуповина.

Роза знала, что Магда скоро умрет; она была бы уже мертва, но ее похоронили глубоко внутри волшебной шали, ошибочно приняв там за дрожащую горку розиных грудей; Роза вцепилась в шаль, как будто она покрывала только ее. Ее никто не отбирал.

Роза, безусловно, символизирует материнский инстинкт. Ходячая колыбель, она отчаянно прячет свое дитя от хищников, пряча его в казарме и вскармливая сухими грудями — «мертвыми вулканами».”

Благодаря мотиву груди Магда прочно ассоциируется с питанием. Груди ее матери вымерли, она учится доить уголок шали и учит Розу пить вкус пальца. Ее мать отдает свою долю еды Магде, которая, в свою очередь, обеспечивает духовную поддержку Розе. Волосы Магды подобны перьям; ее по-разному описывают как мотылька и бабочку, а ее дыхание, напоминающее дух, приправлено корицей и миндалем. Но Магда также является центром зловещей темы каннибализма.Роза, похоже, одержима идеей, что «кто-то, даже не Стелла, украдет Магду, чтобы съесть ее». «Ариец», — говорит Стелла. Но Роза слышит: «Давайте съедим ее».

Странно, не правда ли, что рассказ о Розе и Магде должен начинаться с абзаца, посвященного в основном Стелле?

Стелла, холод, холод, адский холод. Как они вместе шли по дорогам, Роза с Магдой свернулась клубочком между воспаленными грудями, Магда замоталась в шаль. Иногда Стелла носила с собой Магду. Но она ревновала к Магде.Худощавая девочка лет четырнадцати, слишком маленькая, с собственной тонкой грудью, Стелла хотела, чтобы ее завернули в шаль, спрятали, спали, качала маршем, младенец, круглый младенец на руках. Магда взяла сосок Розы, и Роза не переставала ходить, ходячая колыбель. Не хватало молока; иногда Магда втягивала воздух; потом она закричала. Стелла была голодна. Ее колени были опухолями на палках, а локти — куриными костями.

Хотя Роза и Магда также представлены в этом абзаце, каждое упоминание о матери и ребенке сопровождается комментариями о характере Стеллы.Холодная Стелла. Ревнивая Стелла. Ненасытная Стелла с опухшими коленями и куриными локтями. Она мало говорит и, казалось бы, выполняет в повествовании только одну функцию — кражу шали маленькой Магды, что приводит к гибели ребенка. Хотя она несет ответственность за смерть Магды, в этом смысле она не является необходимой для истории. С платком могло случиться что угодно. Его мог взять другой заключенный; его могло сдуть пепельным пепельным ветром. Почему же тогда Озик включил ее? Стелла не появляется как персонаж, как Роза и Магда.Мы не посвящены в ее эмоции. Она не смеется, не плачет, не сосет. Рассказчик позволяет нам увидеть Магду, обезумевшую от вшей, успокоенную льняным молочком шали, разъяренную, когда она наконец потеряла своего маленького питомца. Мы видим высохшие соски Розы, видим, как ее иссохшее бедро надежно держит ребенка всю ночь. Узурпатор шали, Стелла с опухолью на ногах также является центром опасений Розы, что Магда будет съедена. Стелла — первое слово в истории — означает «звезда», но Стелла — это не сияющая сияющая звезда, излучающая собственную энергию.Озик говорит нам, что ей холодно, и ритм фразы «Стелла, холодно, холодно, адский холод» напоминает панихиду. Таким образом, Стелла — сгоревшая — мертвая — звезда. Вместо того, чтобы излучать свет, она отражает свет других.

В имени Стеллы скрыта идея отражения. Мы так мало знаем о ней — только через восприятие Розы. Стелла действует как зеркало большей ситуации. В первом абзаце Роза и Магда описываются с точки зрения их борьбы с угнетением — долгая прогулка, боль в груди и нехватка материнского молока, — а Стелла описывается с точки зрения результатов проигранной борьбы.Она стала ревновать к младенцу, и, в то время как автор говорит о попытках Магды сосать грудь и кормить себя, Стелла показывает результаты голодания: «Ее колени были опухолью на палках, ее локти были куриными костями».

Дважды в рассказе рассказчик обращается к другим обитателям лагеря через ссылки на Стеллу. Роза боится, что «кто-то, не и даже не Стелла, [украдет] Магду, чтобы съесть ее» (выделение добавлено). Позже, когда она говорит о своих воображаемых голосах в гудящем электрическом заборе, Роза говорит, что «даже Стелла сказала, что это всего лишь воображение» (курсив наш).В обоих этих предложениях использование слова «даже», предшествующего имени Стеллы, подразумевает отражение других заключенных в импульсах и восприятиях Стеллы.

Предшественником мотива каннибализма является введенный в первом абзаце образ питания: тонкие, сухие груди; голодный младенец; прогулочная люлька; крошечные губы всасывают воздух. Материнская любовь Розы заставляет ее давать Магде сверх своих физических и эмоциональных возможностей. Она стала легче воздуха, «парящим ангелом». . . качается на кончиках ногтей.Она находится в состоянии, похожем на транс, в состоянии, в котором интеллект приостанавливается, а инстинкты берут верх. Роза никогда не считает свои потребности, а живет только для своего ребенка. Хотя она боится безжалостной Стеллы, Роза тоже безжалостна, когда смотрит на девушку:

Они были в месте без жалости, всякая жалость была уничтожена в Розе, она смотрела на кости Стеллы без жалости. Она была уверена, что Стелла ждала смерти Магды, чтобы вонзить зубы в маленькие бедра.

Стелла является отражением остальных в лагере, и чувства Розы к ней распространяются на тех, кто разделяет ее судьбу. Ее материнский инстинкт — ее единственный выживший драйв. Ее молоко ушло; ее тело собирается; она сведена, «ходячая колыбель», к одному лишь инстинкту. Когда ее дочь выходит на арену, крича о своей шали, Роза реагирует не разумом, а телом. «Волна приказов» ударяет по соскам Розы, физической эмблеме материнства. «Принеси, — говорят ей, — возьми, принеси!», сводя речь к простейшей форме, напоминающей манеру дрессировщика разговаривать с животными.Ее окружают «зернистые грустные голоса», говорящие ей «поднять шаль повыше». . . трясти его, хлестать им, разворачивать, как флаг», в последней попытке удовлетворить потребности Магды. В момент удара Магды голоса инстинктов — в безумном, неистовом рычании — подталкивают Розу к груде костей. Но на этот раз голоса, обозначающие материнский инстинкт, вступают в противоречие с другим инстинктом Розы, на который она впервые может откликнуться, — инстинктом самосохранения. Она не бежит к телу своего мертвого ребенка, «потому что, если она побежит, они будут стрелять», а если она закричит, они тоже будут стрелять.Волчий визг, пронизывающий ее тело, и инстинктивная реакция матери на смерть ее детенышей противостоят воле к выживанию, когда она подавляет свой крик волшебной шалью. Она говорит, что «глотает» волчий визг, но она также, кажется, пытается проглотить шаль, пробует слюну дочери, выпивает ее досуха.

В этой мощной финальной картине сливаются воедино все сюжетные темы и образы. Роза теперь сводится к дикому животному, воющему волку, напоминая прежние звериные образы: ранимый бельчонок в гнезде, который становится одержимой вшами крысой, ухмыляющимся тигром.Нам также вспоминается, как Магда сосала шаль, и «хороший вкус шали, льняное молоко». Роза сосет шаль, пока она не высохнет, точно так же, как Магда выпивает все, что могут предложить иссохшие соски Розы. Коричное и миндальное дыхание Магды проникло в ее шаль, которая теперь становится синонимом ее духа. Стелла и связанный с ней каннибализм Розы также неявно присутствуют в этой сцене. Молодая девушка символизирует пепел лагерей смерти. Она принадлежит тем, кто потерял свою человечность и кто, подобно биологическим существам, борется только за то, чтобы остаться в живых.Это холодные звезды, у которых нет собственной жизни. В заключение они приносят только свои тела. Роза одержима страхом, что Стелла съест Магду, но она также знает, что другие тоже хотят того же, в чем она подозревает Стеллу.

Когда Роза запихивает шаль себе в рот, выпивая «корично-миндальную глубину слюны Магды», мотив каннибализма оказывается не отчаянным актом деградировавшего и униженного четырнадцатилетнего подростка, а символическим финальным безумием. попытка Розы защитить свое потомство.Роза доведена до полной примитивности, внутри нее рычат голоса инстинктов. Как загнанный в угол дикий зверь, она пожирает своих детенышей в виде шали. Многие животные, загнанные в угол хищником, делают то же самое, потому что, если мать умрет, детенышей постигнет гораздо худшая участь в пасти нападавшего. Материнство Розы — это ее тотальное существование. Единственные части ее тела, описанные для нас, — это грудь и бедра. Каждое ее движение продиктовано потребностями ее ребенка, исключая все остальные.Она не испытывает жалости к своим сокамерникам, даже к Стелле. «Ходячая колыбель», она живет только для выживания своих детенышей.

В «Шали» Озик показывает нам мать, отчаянно пытающуюся взрастить своего ребенка в прахе мертвых. Как запаниковавшее животное, она отчаянно пытается спрятать свою белочку от хищника. Она знает, что Магда не выживет, но защищает ее с помощью

«Озик решительно намекает, что лагеря, предназначенные для превращения евреев в материю, а затем для уничтожения этой материи, хотя и были успешными в ужасающей и ошеломляющей степени, не смогли достичь полного господство еврейской души.

волшебная шаль, отдает свои скудные подношения пищи молчаливому маленькому ротику и охраняет ее по ночам собственным телом. Стелла и другие, отражения шести миллионов убитых, исчезают в тени, поскольку автор оттачивает Розу, чтобы показать нам, каково это быть матерью во время охоты.

Источник: Барбара Скрэффорд, «Безмолвный крик природы: комментарий к роману Синтии Озик «Шаль», в Critique: Studies in Contemporary Fiction, Vol.XXXI, № 1, осень 1989 г., стр. 11-15.

Алан Р. Бергер

Бергер преподает в Сиракузском университете. В следующем отрывке он утверждает, что использование Озиком символизма в «Шали» способствует теме рассказа о стойкости евреев перед лицом ужасных страданий

[Этот текст был исключен из-за ограничений автора]

[Этот текст была скрыта из-за авторских ограничений]

Источник: Алан Р. Бергер, «Ответы на Холокост I: Иудаизм как система религиозных ценностей», в Кризис и завет: Холокост в американской еврейской художественной литературе, Государственный университет Нью-Йорка Йорк Пресс, 1985, стр.39-90.

Гальперин, Ирвинг. «Шаль», в Commonweal, Vol. 116, 15 декабря 1989 г., стр. 7-11.

Хофферт, Барбара. «Шаль», в Library Journal, Vol. 114, август 1989 г., с. 165.

Каувар, Элейн М. Художественная литература Синтии Озик: традиции и изобретения, Издательство Индианского университета, 1993.

Клингенштейн, Сюзанна. «Разрушительная близость: Катастрофа между матерью и дочерью в художественной литературе Синтии Озик, Нормы Розен и Ребекки Гольдштейн», в Studies in American Jewish Literature, Vol.11, № 2, осень 1992 г., стр. 162–73.

Проза, Франсин. Рецензия на «Шаль» в The New York Times Book Review, , 10 сентября 1989 г., с. 1, 39.

Чарток, Розель и Джек Спенс, ред. The Holocaust Years: Society on Trial, Bantam Books, 1978.

Одна из многих историй Холокоста, книга Чартока и Спенсера, отличается четкой хронологией событий в Европе с 1933 по 1945 год; его обсуждения предрассудков и козлов отпущения, а также поведения в условиях стресса; и множество очерков со слов свидетелей и самих нацистов.

Коэн, Сара Блахер. Комическое искусство Синтии Озик: от легкомыслия к литургии, Indiana University Press, 1994.

Коэн концентрируется на использовании Озик иронии в своих работах.

Лоуин, Джозеф. Cynthia Ozick, Twayne Publishers, 1988.

Книга Лоуина представляет собой прекрасный обзор жизни и творчества Озик. Он включает в себя биографический раздел и разделы, посвященные многим художественным произведениям Озика, в том числе «Шаль.

Озик, Синтия. Art & Ardor, Knopf, 1983.

Сборник эссе Озик о литературе и писательстве, в том числе эссе, в которых обсуждается ее борьба за то, чтобы понять, что значит быть евреем, и материалы писателя, включая Холокост.

Озик, Синтия. Fame & Folly, Knopf, 1996.

Сборник эссе Озика о литературе и писательстве. Включает очерки об отношении художника к своему материалу и об отношении истории к литературе.

Шаль «Шаль» Сводка и анализ

Сводка

Роза и ее племянница Стелла идут по дорогам вместе, обе замерзают. Дочь Розы, Магда, спрятана в шали, которую носит Роза. Стелле четырнадцать, и она иногда ревнует к Магде, хочет, чтобы ее обнимали и качали. Молока для Магды всегда не хватает, а Роза никогда не перестает ходить. Магда сосет воздух и кричит.

Роза больше не чувствует голода; скорее, она чувствует себя обморочной, в трансе.Она смотрит на Магду, в безопасности в обмотках шали. Лицо у нее круглое, с голубыми глазами и гладкими желтыми волосами; Цвет лица Розы смуглый. Можно было бы подумать, что Магда — одна из «их» детей («их» — нацистские охранники).

Роза хотела бы оставить Магду в одной из деревень, мимо которых они проходят, но она не может выйти за линию, иначе ее застрелят, и она не знает, действительно ли женщина заберет Магду. Это не стоит риска. Магда — хороший ребенок и никогда не жалуется, хотя пробует обе груди и ничего не получает.Вместо этого она сосет шаль и заливает ее влагой, придавая ей хороший вкус «льняного молока».

Роза считает, что это волшебная шаль, и она поддерживает жизнь Магды. Магда очень серьезна и очень тиха; она немая теперь, когда молоко высохло. Стелла говорит, что Магда выглядит арийкой, и тон Стеллы заставляет Розу вздрогнуть и подумать о каннибале.

Магда живет, чтобы ходить, но ходит плохо, потому что ее живот, наполненный воздухом, заставляет ее шататься. Стелла тоже растет, но не сильно; у нее нет менструаций, как и у Розы.Роза думает, что Стелла хочет, чтобы Магда умерла, чтобы вонзить в нее свои зубы.

Роза действительно верит, что Магда скоро умрет, но она надежно защищена волшебной шалью. Магду никто не забирает, но это лишь вопрос времени. Теперь, когда Магда идет, кто-нибудь ее найдет, и Роза очень боится.

Глаза Магды ужасно живые, как «голубые тигры». Она смотрит и смеется, хотя никогда раньше не видела, чтобы кто-то смеялся. Она смеется, когда ветер с кусочками черного пепла развевает ее шаль.Она охраняет свою шаль, и никто не может ее тронуть. Стелла хочет, но ей не разрешают.

Но однажды Стелла забирает шаль; рассказчик говорит нам, что это приводит к смерти Магды. Стелла говорит, что ей было холодно, поэтому она взяла шаль и накинула ее на себя, заставив Магду искать ее. Каждое утро Роза и Стелла должны выходить на перекличку, и Роза приводит Магду, скрытую в шали, но сегодня Магда выбегает на улицу перед Розой в поисках шали. Она качается на своих «карандашных ножках» и «воет».Это странно, потому что обычно Магда «неполноценная, без голоса». Однако теперь ее рот «извергает длинную вязкую веревку крика».

Магда ковыляет на солнечной арене, тоскуя по своей шали. Молоток сосков Розы командует, но она не знает, ей ли первой достать шаль или Магде. Если она первой достанет Магду, вой не прекратится, но если она первой достанет шаль, Магда вернется, но она будет немой и немой.

Роза возвращается в темноту, находит шаль и видит Стеллу, свернувшуюся под ней.Она хватает его и выбегает на улицу. Свет теплый, с намеками на бабочек и луга, которых больше нет здесь, в казармах. Там есть электрический забор, и Роза всегда думала, что в проводах есть «настоящие звуки: зернистые грустные голоса». Это были «плачущие» голоса, и они велят ей расстегнуть шаль. Она делает, и это разворачивается на ветру.

Магда едет на чьих-то плечах и протягивает руку. Плечи, однако, не приближаются к Розе, а уходят все дальше в сторону наэлектризованного забора.Электрические голоса вместе болтают «Маамаа, мааамааа». Затем Магда плывет по воздуху, как бабочка, и «плещется» об забор. «Стальные» голоса сходят с ума и призывают Розу бежать вперед, к Магде. Но она не может им повиноваться и стоит там, потому что ее расстреляют; она также может ничего не говорить, иначе ее застрелят. Она берет шаль и запихивает ее в рот, позволяя ей поглотить ее визг, и «[пьет] шаль Магды, пока она не высохнет».

Анализ

«Шаль» бесхитростна и скудна, но доставляет огромный эмоциональный удар не только своей шокирующей кульминацией, но и каждым мрачным, элементарно тревожным предложением.Сама Озик не была в концлагере, но как еврейка, жившая в период Холокоста и погрузившаяся в истории своего народа, она почувствовала, что ее вынуждает — почти как невидимая сила — написать эту историю. Она и критики боролись с тем, уместно ли для Холокоста, или Шоа, как его часто называют евреи, быть написанным кем-то, кто не испытал этого, но по этому вопросу нет простого консенсуса.

Стилистический выбор

Озика продуман и эффектен.Она не включает диалог. Она не упоминает слова «нацист», «еврей», «концлагерь», «Гитлер» и тому подобное. Она пишет от третьего лица, зная, что никогда не сможет взять на себя голос авторитета от первого лица. Ее язык в высшей степени метафоричен и многозначен, например, когда она намекает, что есть крематории, где находятся персонажи, фразами «ветр, испещренный пеплом» и «плохой ветер с кусочками черного». Критик Эми Готфрид отмечает его «не поддающуюся классификации структуру», называя его «литературной аномалией», полной «парадоксов, противоречий и инверсий».Мириам Сиван говорит, что «обрезанный язык отражает заключение, фиксированные границы электрифицированных заборов концлагеря и давление прикладов винтовок». То, что Озик делает своими произведениями, несмотря на то, что она не пережила лагеря напрямую, предполагает Сиван, подчеркивает реальность того, что евреи познают себя через язык, через свой «нарратив о существовании», через записи. Примо Леви говорит, что он читал многочисленные труды по истории и биографии, но они по существу недостаточны и «никогда не в силах раскрыть нам глубины человеческого существа: для этой цели больше подходят драматург или поэт, чем историк или психолог.Озик может использовать свой вымысел, чтобы передать ужас так, как не могут факты, цифры, причины и следствия. Сиван цитирует ученого Норму Розен о том, как подобная художественная литература позволяет читателям «войти в… . . в состояние бытия, которое по тем или иным причинам делает пористыми те мембраны, через которые проходит эмпатия, или глубокую память с ее своеобразной «присутствием», так что мы можем двигаться, насколько нам дано, в боль. . . Холокоста».

В то время как миллионы людей пострадали и погибли в Холокосте, Озик пишет историю трех вымышленных личностей — одного, который умирает, и двух, кто выживает (новелла Роза продолжает истории Розы и Стеллы после лагеря).С первых строк она создает мрачный пейзаж холода, голода, безжалостности, страха, травмы и покорности. Тела Розы и Стеллы теряют свою плодовитость, и Роза уже даже не ощущает себя человеком: «она почувствовала легкость, не как у идущего, а как у кого-то в обмороке, транса, остановившегося в припадке, кого-то уже парящего ангела». ». Отношения между людьми рушатся, что отмечает Роза, когда думает: «Стелла ждала смерти Магды, чтобы вонзить зубы в маленькие бедра» и «она знала, что однажды кто-нибудь сообщит; или однажды кто-то, даже не Стелла, украдет Магду, чтобы съесть ее.

Магда — продукт изнасилования, о чем здесь упоминается, но не подтверждается до повести. Она имеет черты своего арийского отца, но Роза все равно любит ее, давая ей всю ее еду и удерживая ее в безопасности внутри шали так долго, как она может. Однако Роза не наивна; она знает, что «Магда скоро умрет». Готфрид дает леденящий кровь обзор того, что могло случиться с беременными женщинами в лагерях: «Если нацистская охрана обнаруживала беременных женщин, их заставляли подвергаться искусственным родам, после чего их детей убивали.Беременность также могла привести к дополнительным пыткам, избиениям или даже к кремации заживо в печах. Роды в лагерях карались смертью, но мать могла выжить, тайно убив или заставив кого-то другого убить своего ребенка. Один выживший, Ола Ленгьел, отметил, что хотя «немцам удалось сделать убийцами даже нас», тем не менее «мы спасли матерей». Таким образом, Розе удается нести Магду, нести Магду и поддерживать ее жизнь в течение пятнадцати месяцев, что является чрезвычайно действенным актом сопротивления.

Магда жива, потому что она «закутана в шаль». Эта шаль — один из самых противоречивых и мощных символов текста. Во-первых, она описана внутри своей шали как в положительном, так и в отрицательном смысле. Она «белка в гнезде, безопасная», но она же и «заведена», «закопана», в «обмотках». Готфрид отмечает противоречия в шали, говоря, что «то, что поддерживает Магду, — это ее собственные похороны». Билли Джонс также рассматривает шаль как «безопасность и саван». Он соединяет Розу и Магду как «богато вызывающий воспоминания символ женского, материнского», обеспечивает эмоциональный комфорт для Магды, а затем позволяет Розе «заглушить всепоглощающую боль потерянного ребенка» в конце, но заставляет Магду молчать. и его отсутствие является причиной ее смерти.

Сцена смерти Магды слишком сложна для понимания. Просто Магда отбрасывается на наэлектризованный забор и падает на землю, свидетелем чего является Роза, но ничего не может с этим поделать, опасаясь, что ее убьют. Озик использует метафорический, сюрреалистический язык, говоря, что Магда «плывет по воздуху», «путешествует по высоте», выглядит как «бабочка, касающаяся серебряной лозы». Есть аргумент, что Озик превращает ужас этого момента в эстетику, но это еще не все.Во-первых, солдат не в центре внимания, он даже не упоминается как «он», а Магда, как живая бабочка, противопоставляется его механической природе. Готфрид считает, что Озик не отрицает жестокости Холокоста, а вместо этого рассказывает о «изящной смерти» и «мгновении трансцендентности». Магда легкая, красивая и раскрепощенная.

The Shawl by Cynthia Ozick Short Story Analysis — SLAP HAPPY LARRY

The Shawl (1980) — рассказ американской писательницы Синтии Озик, родившейся в 1928 году. В 2014 году Джойс Кэрол Оутс присоединилась к Деборе Трейсман в The New Yorker, чтобы прочитать и обсудить историю Озика.

Этот ужасный рассказ больше всего напоминает мне повествование с другой стороны той же войны: Могила светлячков . Оба рассказывают о голодающих, отчаявшихся жертвах войны, направляющихся в никуда. Оба приводят к смерти от голода. Дорога Кормака Маккарти имеет свои сходства, включая еще одну ужасающую детскую сцену.(Если вы смотрели экранизацию и не читали роман Маккарти, вы избежали его. Эта сцена явно считалась слишком мучительной для кинозрителей.)

Могила светлячков сладости (замененные камнями) так же, как Озик использует уголок шали — молодой голодающий персонаж сосет непродовольственный предмет, чтобы утолить голод. Оба мотива мрачны. Шаль в повествовании Озикса добавляет дополнительный слой, функционируя метонимически для тонкого комфорта.

ОБОРУДОВАНИЕ ШАЛИ

«Платка» была впервые опубликована в печатном выпуске номера от 26 мая 1980 года, но это история, действие которой происходит 40 лет назад, во времена Холокоста. Озик был побужден написать этот вымышленный рассказ после того, как услышал ужасную реальную историю о ребенке, брошенном насмерть о забор, находящийся под напряжением. Если бы я не знал этой предыстории, я не думаю, что понял бы из следующего предложения, что это то, что происходит в истории:

Под шлемом черное тело, похожее на домино, и пара черных ботинок. бросились в сторону электрифицированного забора.

Шаль

Хотя мы получаем сильное изображение ребенка, наэлектризованного против забора (сначала по сравнению с мотыльком, затем с бабочкой), автор лишил солдата, который сделал это, полной свободы воли. Тело и сапоги «бросились сами собой».

Дебора Трейсман отмечает, что в этой истории есть что-то сказочное. Шаль — волшебный предмет, который может питать ребенка три дня и три ночи. Каннибальские оттенки и черный шлем также кажутся чем-то прямо из сказочного мира .(Мы говорим не о запутанных сказках Диснея, а о мрачных сказках древности, предназначенных для взрослой аудитории.)

Оутс добавляет, что ритмы языка вносят свой вклад в ощущение сказки, потому что они имитируют сказочное состояние, показывая, что персонажи очарованы ужасным заклинанием.

ПЕРСОНАЖИ ШАЛИ

Синтия Озик много писала о Холокосте, но лишь небольшая часть ее произведений нашла отклик у читателей. Это считается жемчужиной, что привело к продолжению под названием «Роза», опубликованному The New Yorker в 1983 году.Затем вышла ее книга под названием The Shawl , изданная Vintage. В «Розе» мы узнаем, что Стелла на самом деле племянница Розы, а Магда — двоюродная сестра, а не сестра. Мы также узнаем, что Магда, скорее всего, была результатом изнасилования немецким солдатом. На это намекает только в «Шали» примечание о том, что она выглядит арийкой.

Лицо, очень круглое, как карманное зеркальце: но это был не розовый цвет лица, темный, как холера, это было совсем другое лицо, глаза голубые, как воздух, гладкие перья волос, почти такие же желтые, как Звезда пришита к пальто Розы.Можно подумать, что она была одной из их детей.

Шаль

Читать продолжение значит пересматривать наш взгляд на первую историю. ( Задержка декодирования .) Не читая продолжения, мы предположим, что эта семья состоит из матери и двух дочерей, но теперь, когда я это знаю, мне придется включить информацию, включенную в «Розу».

Стелла — 14 лет, голодная. «Стелла ничего не дала; Стелла была голодна, сама росла, но не сильно.

Роза — тётя Стеллы и мама Магды. Изнасилован немецким солдатом, в результате чего Магда выглядит арийкой. «Роза была прожорливой, но в то же время и нет; она научилась у Магды, как пить вкус пальца во рту». В нескольких местах Роза описывается как тигрица за то, как она охраняет своего ребенка, думая, что кто-то ее съест, а затем беспокоясь, что она раздавит ее бедром во сне. ( Женщин обычно сравнивают с кошками в художественной литературе .)

Магда — недоедающий ребенок на грани смерти.На самом деле она должна качаться. Ей пятнадцать месяцев. Поскольку это все, что она знает, она иногда смеется над мелочами, а именно над развевающейся на ветру шалью. Ее биологический отец — ариец, немецкий враг.

СТРУКТУРА ИСТОРИИ ШАЛИ

ПОВЕСТВОВАНИЕ

История начинается с фокусирования точки зрения Стеллы. Она ревнует к Магде. Затем повествование переключается на точку зрения Розы, и на этом нас держит Озик. Я называю такое переключение повествования разновидностью хичкоковского Макгаффина, хотя, когда Хичкок сказал «Макгаффин», он имел в виду только сюжет.Почему писатель решил начать с одного фокусатора, а не переключиться на другой?

В коротких рассказах этот трюк довольно распространен, но Оутс, когда ее спрашивают, говорит, что Озик, возможно, понятия не имела, почему она это сделала. (Я согласен, что когда писатели используют изощренные трюки, трюки не всегда выполняются сознательно. Доведение этих трюков до сознания — отдельная работа комментатора.)

Интереснее, чем гадать, имел ли автор в виду , чтобы переключать рассказчиков вот так или нет: какой эффект это производит на читателя? (Мне никогда не интересно пытаться угадать, что «имеет в виду» рассказчик; так много всего происходит на уровне подсознания.)

Роза считает, что ее племянница — потенциальный каннибал, но поскольку история начинается с точки зрения Стеллы, мы знаем, что это не так. Мы знаем, что она обычная, но голодная девочка-подросток, желающая комфорта. Ее тоска по груди, а не по детскому мясу.

НЕДОСТАТКИ

Эти женщины находятся в ужасно уязвимом положении. Люди, находящиеся у власти, считают их паразитами, которые хотели бы видеть их мертвыми. Эти ставки не могут быть намного выше этого. Таким образом, женщины травмированы, и мы можем сделать вывод, что эта травма длилась долгое время — годами.

ЖЕЛАНИЕ

Мы можем сделать вывод, что эти персонажи не хотят делать. Мы все разделяем потребность в личной свободе, а также в средствах к существованию. Хотя эти персонажи желают свободы, в этот конкретный момент их долгой трагедии на первый план выходит голод.

Существует длинная сказочная история о женщинах (особенно мачехах, то есть женщинах, которые не являются матерями), поедающих детей и младенцев.

Роза подумала, как Стелла смотрела на Магду, как молодой людоед.И когда Стелла сказала «арийка», Розе показалось, что Стелла действительно сказала: «Давайте сожрем ее». … Она была уверена, что Стелла ждала смерти Магды, чтобы вонзить зубы в маленькие бедра. … она знала, что однажды кто-нибудь сообщит; или однажды кто-то, даже не Стелла, украдет Магду, чтобы съесть ее.

Шаль

Потребность в комфорте наиболее важна для ребенка:

Шаль была собственным ребенком Магды, ее домашним животным, ее младшей сестрой.Она запуталась в нем и сосала один из уголков, когда ей хотелось быть очень неподвижной.

Шаль
Роуз О’Нил Кьюпи

Потребность Стеллы в комфорте выражается в начале, когда она с завистью смотрит на младенца, у которого есть материнская грудь. Это напоминает мне эпизод сна в Сопрано ( Галлюцинации Изабеллы ). Для Тони грудь является не только материнской, но и сексуальной. В «Шали» нет ничего сексуализированного в груди как в материнстве.

ПРОТИВНИК

Главный враг этих персонажей — нацисты и сторонники нацистов, но мы не видим их на странице. Холокост — это общая история человечества, и эта история считает само собой разумеющимся, что мы поймем исторический контекст, зная всего несколько деталей обстановки.

Для Розы каждый — потенциальный враг. Голод, по ее мнению, превращает людей в животных. Она должна превратиться в дикое животное (тигра), чтобы защитить свое потомство.

ПЛАН

Эти персонажи идут в линию и не имеют свободной воли делать что-либо еще в этой истории.

БОЛЬШАЯ БОРЬБА

Затем Стелла забрала шаль и заставила Магду умереть.

Шаль

Теперь история возвращается назад во времени, к моментам перед смертью.

Как и во многих лирических новеллах о смерти, эта история построена не на сцене смерти, а на том, что происходит потом. (Еще одним хорошим примером этого является «Бравада» Уильяма Тревора.) То, что ребенок умирает, даже не используется как разоблачение; как и Роза, мы знаем, что это вот-вот произойдет.

АНАГНОРИЗИС

Должны ли мы считать Стеллу виновной в смерти ребенка? Оутс говорит нет из-за сказочной магии, предполагая, что мир устроен так, как он устроен, и что-то происходит.

Согласен с Трейсманом, что это самая удивительная строчка из рассказа:

Каждый день Магда молчала, а значит, не умерла. Роза видела, что сегодня Магда умрет, и в то же время в обеих ладонях Розы бежала страшная радость, пальцы ее горели, она была изумлена, лихорадочна: Магда, на солнце, покачиваясь на карандашных ножках, выла .

Шаль

Мы не ожидаем, что мать будет испытывать «радость» от осознания того, что ее ребенок вот-вот умрет. Это делает это предложение ярким примером «неожиданной реакции» в художественной литературе . Часть работы художественного произведения состоит в том, чтобы глубоко погрузиться в наши самые сложные эмоции. В повседневной жизни мы склонны разделять эмоции на разрозненные понятия, но на самом деле эмоции пересекаются. Можно одновременно чувствовать несколько вещей, и иногда эти вещи диаметрально противоположны: отвращение плюс влечение — одна из наиболее часто понимаемых сложностей эмоций, но здесь мы имеем нечто еще более противоречивое: радость плюс горе.

Почему кто-то может испытывать радость в этой ситуации, какой бы маленькой ни была искра? Есть определенное облегчение, которое приходит с окончанием. Мы редко признаем это в дискуссиях о смерти. Задача фантастики — признать невыразимое.

Также невыразимо: вероятность того, что Розе было трудно установить контакт с ребенком, появившимся в результате травмы и жестокого обращения, похожим на ее насильника и родившимся в травмирующих обстоятельствах.

Это не первое сопоставление эмоций в истории.Мы видели это раньше, когда ребенок смеялся, даже в этих самых ужасных обстоятельствах:

Иногда она смеялась — это казалось смехом, но как это могло быть? Магда никогда не видела, чтобы кто-то смеялся. Тем не менее, Магда смеялась над своей шалью, когда ветер обдувал ее уголки, злой ветер с кусочками черного, от которого у Стеллы и Розы слезились глаза. Глаза Магды всегда были ясными и без слез.

Шаль

В другом предложении слово «весёлый» используется в неожиданном месте, сразу после того, как Стелла взяла шаль:

Роза увидела и погналась.Но Магда уже была на площади перед казармами, в веселом свете.

Шаль

Точно так же смеется ветер:

Даже смех , который раздался, когда испещренный пеплом ветер превратил шаль Магды в клоуна, был всего лишь оскалением ее зубов.

Шаль

Примечательно, что через фокализацию Розы рассказчик сравнивает ее ребенка с крысой:

Даже когда вши, головные и платяные вши свели ее с ума, так что она стала такой же дикой, как одна из больших крыс которая на рассвете грабила бараки в поисках падали, она терлась, царапала, брыкалась, кусала и каталась, не хныча.Но теперь изо рта Магды вырвался длинный вязкий поток крика.

Шаль

Хотя аналогия Розы с крысой вызывает жалость, сравнение групп людей с паразитами — оружие диктаторов и поджигателей войны. Мы видим, что это происходит и сегодня. Во время Второй мировой войны нацисты сравнивали евреев с крысами, чтобы дегуманизировать и изолировать своих собратьев как способ психологической подготовки своего народа к массовому убийству «других» людей.

В ответ антивоенные активисты изобразили нацистов как заразных тварей, в данном случае мух.

«AXIS IN AGONY», 1944 г. Бориса Арцыбашева, американского иллюстратора русского происхождения, работающего в Соединенных Штатах, известного своими сильно проработанными и часто сюрреалистическими рисунками. Во время Второй мировой войны, когда он был наиболее активен в качестве иллюстратора, его внимание было сосредоточено на иностранных лидерах, американских политических лидерах, антропоморфизированных машинах, описательных картах, технологических инновациях, политической сатире и поэтических фигурациях. Здесь компания Wickwire Steel Company поручила Artzybasheff производить политически ангажированную рекламу своей промышленной продукции.(Лидеры Оси: Адольф Гитлер, Бенито Муссолини и Фумимаро Коноэ.)
НОВАЯ СИТУАЦИЯ

Нам уже сказали, что Роза настолько травмирована, что ее чувства онемели:

Они были в месте без жалости, все жалость была уничтожена в Розе, она смотрела на кости Стеллы без жалости.

Шаль

В этот момент Роза делает выбор. Как отмечается в подкасте New Yorker, выбор Розы не является разновидностью моральной дилеммы Sophies Choice.Это не моральная дилемма в прямом смысле слова:

Дилемма — это выбор между двумя одинаково хорошими или двумя одинаково плохими исходами. Моральная дилемма  возвышает такой выбор, давая два одинаково превосходных исхода или мучительные последствия  не только для главного героя, , но и для других . Дилемма — это ситуация, в которой никому из нас не нравится быть пойманной, но в которой мы все иногда оказываемся. Моральная дилемма — это ситуация, которую никто не хочет и с которой приходится сталкиваться немногим , но которая отлично подходит для создания захватывающей фантастики.

Дональд Маасс

Если бы Роза сдалась и умерла сейчас, при таких ужасных обстоятельствах, это был бы для нее более легкий вариант. Здесь жизнь и смерть не сбалансированы в равной степени.

ЭКСТРАПОЛЯЦИОННАЯ КОНЦОВКА

Мы можем ожидать, что онемение Розы продолжится.

РЕЗОНАНС

В 1980-х годах говорили о том, что Озик должна была взять чужой ужасный опыт и написать об этом, хотя ее самой там не было. Мы все еще ведем этот разговор о том, кому разрешено рассказывать чьи истории, и теперь я понимаю, что мы, возможно, никогда не придем к четкому ответу на этот вопрос.

Страх неспособности защитить собственного ребенка является универсальным и стойким страхом, особенно для молодых мам. «Комната Эммы Донохью» — это еще одна история матери и ребенка в экстраординарных (травматических) обстоятельствах, а также аллегория глубины эмоций, связанных с рождением ребенка и чувством единоличной ответственности за него.

Заглавная картина: Джесси МакГрегор – В эпоху террора, 1891.

NYTimes

ШАЛЬ Синтия Озик.70 стр. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф. 12,95 долларов США.

В чем герои Синтии Озик преуспевают, так это в том, что они вызывают у читателя поучительную смесь сочувствия и раздражения. Директор в «Галактике каннибалов», Путтермессер в «Левитации», второстепенный поэт в «Зависти, или Идиш в Америке» — современный голем капризный, одиночка, навязчивый, плохой на вечеринках. Ее персонажи выходят за пределы нашего терпения и сострадания, и это заставляет нас чувствовать себя как-то лучше, заботясь о них. об этих жизнях, вплоть до того, что мы видим в них частичку себя.

В своей замечательной новой книге «Шаль» г-жа Озик обращается от этих беспокойных и беспокойных душ к более беспокойным и беспокойным и проделывает редкий трюк создания искусства из того, что мы предпочли бы не видеть. Опыт чтение «Шали» чрезвычайно тревожно, особенно если человек делает паузу, чтобы подумать и почувствовать, а не просто усыплен чистым удовольствием, которое в противном случае могли бы вызвать замечательные предложения мисс Озик.

Хотя две части этого тонкого тома — заглавный рассказ и повесть «Роза» — впервые были опубликованы отдельно (обе опубликованы в «Нью-Йоркере»), они приобретают новый резонанс и вес благодаря включению здесь вместе. Картинки и инциденты эхом разносятся между двумя секциями, как сигналы, искрящиеся в полушариях израненного и лихорадочного мозга.

Мозг принадлежит некой Розе Люблин, которая во взрывном заглавном рассказе наблюдает за своей дочерью Магдой, убитой нацистами.Никогда Холокост так не напоминал братьев Гримм: клаустрофобный, ужасающий сказочный мир зла, детей-каннибалов, объектов, наделенных магической силой защищать или уничтожать. Тон рассказа отличается от более интеллектуального и ироничного голоса большей части художественной литературы г-жи Озик; его ритмы становятся почти заклинательными, когда Роза становится свидетелем ее смерть дочери:

«Она только стояла, потому что, если она побежит, они будут стрелять, и если она попытается подобрать палки из тела Магды, они будут стрелять, и если она позволит волчьему визгу, поднимающемуся теперь через лестницу ее скелета, вырваться, они стрелять; поэтому она взяла шаль Магды и набила ею себе рот, набивала и набивала, пока не стала глотать волчий визг и пробовать коричневую и миндальную глубину слюны Магды; и Роза пила шаль Магды, пока она не высохла.»

К моменту выхода «Розы», 30 лет спустя, ее одноименная героиня, ныне «сумасшедшая и мусорщица», разгромила свой мебельный магазин в Бруклине и переехала в уголок Флориды, который Данте мог бы описать, если бы он спустился в самый нижний круг ада и обнаружил, что это Майами. В этом адском раю для престарелых, населенном «чучелами, разносимыми под смертоносным солнечным шаром с пустыми грудными клетками». Роза, как и многие из Ms.Персонажи Озик практикуют свою версию идолопоклонства.

Объект почитания Розы — пропавшая Магда, смерть которой Роза отказывается принять и которой она пишет красноречивые письма на «самом превосходном литературном польском языке». Племянница Розы, Стелла, обвиняет ее в том, что она «похожа на те люди в Средние века, которые поклонялись частице Животворящего Креста, осколку от какого-то старого сортира, насколько известно». И действительно, святая реликвия Розы — шаль, в которую она когда-то завернула Магду; она готовит войти в его присутствие с торжественностью тайного ритуала.

Здесь, как и в «Галактике каннибалов», г-жа Озик исследует сложные связи между идолопоклонством, материнством и философией. («Материнство, — пишет Роза, — глубоко отвлекает от философии и вся философия коренится в страдании с течением времени. Я имею в виду факт материнства, физиологический факт. Обладать силой создать другое человеческое существо, быть инструментом такой тайны». «Шаль» — это не разгребание знакомой земли.Вместо этого г-жа Озик идет еще дальше, предполагая, что история тоже может играть роль демиурга, что идолопоклоннический пантеон Розы включает не только ее дочь, но и ее собственное прошлое, война, «настоящая жизнь», которую, повторяет она, украли у нее воры.

Мучительно наблюдать, как Роза мчится по Майами в поисках потерянной пары трусов, но от удручающего или ошеломляющего впечатления удерживает искусство, его утешение, его способность урегулировать хаос.Роза реализована блестяще. Ее темная ночь душу освещают вспышки озарения о памяти, культуре, старости, приятное размышление об эвфемистической неадекватности слова «выживший» и, как мы привыкли ожидать от г-жи Озик, юмор. Письмо от ученого, изучающего «Подавленную анимацию (РА)» у военных беженцев, является жемчужиной глупого психологизма Нью Эйдж: «Становится очевидным, что заключенные постепенно пришли к буддийским позициям. Они дали тягу и начал функционировать в условиях нефункционирования, т.е.д., непривязанность. Четыре благородные истины буддийской мысли, если я могу напомнить вам, дают проницательный обзор плода страстного желания: боли».

Художники-евреи — очевидным примером является Вуди Аллен — широко использовали представление о том, что предвидение худшего — это еврейский тик, что метафизическая паранойя — неотъемлемая часть кода еврейской ДНК. «Шаль» можно читать, я полагаю, как упражнение в воображении худшего: Холокост, смерть ребенка, украденная жизнь, низведение человека до существа, которое может выжить на «половине сардины или маленькой банке гороха» в адском аду. Кабинет Майами.Но г-жа Озик мудро напоминает нам, что история неоднократно доказывала, что у нее более мрачное воображение, и что даже в солнечной Флориде есть жизни, которые посрамляют паранойю. «МНЕ ТРЕБУЕТСЯ РАССВЕТ»

Для Синтии Озик «Шаль» и «Роза» были почти непроизвольными композициями. Хотя оба были написаны в 1977 году, прошло четыре года, прежде чем первый был опубликован, и семь, прежде чем появился второй. »Я считают, что письмо ненастоящее, пока оно не напечатано».Озик сказала по телефону из своего дома в пригороде Нью-Йорка. «У меня совершенно пустые ящики. Но эти две истории как-то просто убрали». Причиной был ее большой, непреходящий страх «сделать искусство из Холокоста», «мифопоэтизировать, сделать маленькие истории из потока правды». Очень переживаю, что эта тема испорчена вымыслом, и этот вымысел вообще портит историю».

Тем не менее, г-жаОзик сказала: «Шаль» «только что вышла». Она прослеживает ее происхождение от «Взлета и падения Третьего рейха» Уильяма Ширера: одна строчка в очень, очень толстой книге, в которой говорилось о младенцах, брошенных в наэлектризованные заборы, и я думаю, что этот образ остался со мной».

«Роза» отражает ее убеждение в том, что определение свидетеля должно быть расширено, чтобы сохранить Холокост в коллективной памяти.«Знание делает каждого свидетелем», — сказала г-жа Озик, которая в то время училась в старшей школе. Вторая Мировая Война. «Как и все, я не знал, что происходит; как и все, я нуждался в рассвете. У меня была жизнь, которая одновременно была бы у Анны Франк. Я никогда не могу думать о своих школьных годах не понимая, насколько они были нормальными, и как в тот самый момент трубы ревут прочь». КИМ ХЕРОН

Шаль Синтии Озик

Рейтинг: 4.5* из пяти

The Publisher Says : Два отмеченных наградами художественных произведения одного из лучших писателей Америки вместе в одном сборнике.

В «Шаль» женщина по имени Роза Люблин наблюдает, как охранник концлагеря убивает ее дочь. В «Розе» та же женщина появляется 30 лет спустя, «сумасшедшая и мусорщица» в отеле Майами. У нее нет жизни в настоящем, потому что ее прошлое никогда не закончится. В обеих историях есть шаль — шаль, которая может поддержать голодающего ребенка, нечаянно погубить его

Оценка: 4.5* из пяти

The Publisher Says : Два отмеченных наградами художественных произведения одного из лучших писателей Америки вместе в одном сборнике.

В «Шаль» женщина по имени Роза Люблин наблюдает, как охранник концлагеря убивает ее дочь. В «Розе» та же женщина появляется 30 лет спустя, «сумасшедшая и мусорщица» в отеле Майами. У нее нет жизни в настоящем, потому что ее прошлое никогда не закончится. В обеих историях есть шаль — шаль, которая может поддержать голодающего ребенка, непреднамеренно уничтожить его или волшебным образом вернуть к жизни.

Оба рассказа были первоначально опубликованы в The New Yorker в 1980-х; каждый был включен в ежегодный список лучших американских рассказов и удостоен первой премии в ежегодном сборнике рассказов премии О. Генри. Каждому удается представить невообразимое: ужас Холокоста и незаполняемую пустоту его последствий. Яростно непосредственный, сложный и незабываемый, каждый из них является шедевром писателя New York Times , провозглашенного «самым опытным и изящным литературным стилистом нашего времени».

Моя рецензия : Рассказ «Шаль» действительно очень короткий, около шести страниц, но это шесть самых болезненных страниц в моей памяти. она существует со своей дочерью и племянницей, в этот самый отвратительный и бесконечный ад: Потеря ребенка

Назвать это мучительным значит обмануть вас относительно силы и поэзии истории

«Роза» — это новелла, которая следует за бездетной матерью в старческое детство, насильственно и к счастью уволившейся пятидесятидевятилетней жительницы Флориды, пересаженной через Нью-Йорк.Помня, что в 1980 году пятьдесят девять лет было старше, чем сейчас, и помня, что выжившие в лагерях очень-очень часто стареют (физически, психически) быстрее своих сверстников, и помня, что родитель, потерявший ребенка, очень часто приходил не привязанная даже к самой крепкой связи с жизнью, Роза находится в необычном положении. Ее поддерживает племянница, которую она спасла в лагере, она свободна из тюрьмы, несмотря на психотический срыв, и живет во Флориде, в зале ожидания смерти, в гробу под открытым небом:

Розе Люблин казалось, что весь полуостров Флорида был подавлен сожалением.Все оставили позади настоящую жизнь. Здесь у них ничего не было. Все они были пугалами, разносимыми под смертоносным солнечным шаром с пустыми грудными клетками.

В захудалом отеле, где Стелла, ее племянница, неохотно поддерживает женщину, которая ее спасла, Роза занимается повседневными задачами жизни с такой же малой заботой и радостью, как нежеланная душа, которой удается остаться в живых, но она не знает, почему. Ее талисман, шаль, в которой она несла свою мертвую дочь в лагерь, находится со Стеллой в Квинсе. Стелла чувствует, что это заставит Розу смириться с пустым сердцем своей жизни.Когда Роза встречает пожилого, не совсем вдовца, и он решительно завязывает знакомство, Роза выражает словами реальность, которой она живет:
«Если ты слишком много одинок, — сказал Перски, — ты слишком много думаешь».

— Без жизни, — ответила Роза, — человек живет, где может. Если все, что у него есть, это мысли, там он и живет.

«У тебя нет жизни?»

«Воры забрали.»


Кто-то украл ее жизнь и оставил тело живым. Это то, чем бездетный родитель живет каждый день, каждую минуту каждого дня, и выживание в лагере было для Розы пустяком, потому что какая разница? Ее ребенок, ее будущее, ее золото и сокровища были украдены у нее жестоким, равнодушным охранником.

И чтобы было еще хуже , теперь она во Флориде ! И доктор Три, ученый, не имеющий ни малейшего понимания или сострадания к Розе, бездетной матери, пишет ей с просьбой (в самых безапелляционных и снисходительных выражениях), чтобы она включила себя в «Серьезное исследование», пока он находится во Флориде на съезде. ! Нерв!

Обратите внимание на специальное слово, которое они использовали: выживший . Что-то новое. Пока им не нужно было говорить человек .Раньше это был беженец , но теперь такого существа не было, больше не было беженцев, только выжившие. Имя как число — не считая обычного роя. Синие цифры на руке, какая разница? Они все равно не называют тебя женщиной. Выживший. Даже когда твои кости переплавятся в крупицы земли, всё равно забудут человека . Выживший, выживший и выживший; всегда и всегда. Кто придумал эти слова, паразиты на горле страданий!

Роза, взволнованная Перским и нагаденная Древом, находит утешение в написании своей фантазии о взрослой дочери еще одного письма.Это душераздирающе, естественно, и раскрывает ужасы, которые Роза не может полностью подавить. Неудивительно, что эта изуродованная старуха развязывает свои слабые связи с жизнью там, в Адской котельной.

Но ведь есть же Перский человек, чья жизнь опустошена безумием и ленью и Америкой; Перски, который нацеливается на поврежденную Розу и просто входит в ее мир, чтобы все исправить:

«…это очень мило, уютно. У вас хорошее уютное местечко, Люблин.»

— Тесно, — сказала Роза.

«Я исхожу из другой теории. Для всего есть плохой способ описания, но есть и хороший способ. Выбираешь хороший способ, идешь дальше.»

«Я не люблю врать себе», сказала Роза.

«Жизнь коротка, всем приходится лгать.»


Перски Прагматичная Поллианна.

В конце концов, Роза — это не набор симптомов и не отчаявшаяся выжившая в самом ужасающем геноциде двадцатого века из всех его многочисленных. Роза — скорбящая бездетная мать, которая, не в силах простить себя или свою единственную семью за то, что выжила, никогда не видит и никогда не заботится о том, кто вместе с ней населяет планету.Одна нога перед другой, без причины, просто сделайте это еще раз; и тогда она получает шаль от Стеллы, Ангела Смерти, жестокой и цепкой; и она смотрит на икону утраченного материнства; и она чувствует… ничего? Ничего не чувствуется? Что значит потерять свою потерю?

На мгновение Роза смирилась с потерей… на мгновение….

Шаль | Национальный фонд искусств

Синтия Озик (р. 1928)

Синтия Озик родилась в 1928 году в Верхнем Ист-Сайде Нью-Йорка.Ее родители приехали в Америку в рамках массового исхода русских евреев, спасающихся от жестоких нападений или погромов, спонсируемых государством. Матери Озика было девять лет, когда приехала ее семья; Отец Озика не иммигрировал, пока ему не исполнился двадцать один год. Столкнувшись с призывом в царскую армию, он бежал из России и использовал навыки, полученные в ходе формального образования, чтобы открыть собственную аптеку в Нью-Йорке.

К тому времени, когда Озик исполнилось два года, ее отец перевез бизнес и свою семью в район залива Пелхэм в Бронксе.В пять с половиной лет она поступила в хедер, небольших классов для религиозного обучения, но раввин, который не верил в образование девочек, отверг ее. На следующий день бабушка по материнской линии забрала ее обратно, настояв на том, чтобы раввин разрешил ей учиться.

Несмотря на то, что Пелхэм-Бей был разнообразным сообществом иммигрантов, Озик подверглась остракизму из-за своего иудаизма. Когда она ходила в государственную начальную школу, одноклассники дразнили ее религиозными оскорблениями, потому что она не пела рождественские гимны.Она читала книги из передвижной библиотеки, прибывавшей по пятницам после обеда. Каждому ребенку разрешалось две книги и журнал. Обычно к закату Озик, которая с раннего детства знала, что станет писателем, съедала свою недельную норму.

Поступление в среднюю школу Хантер-колледжа в Нью-Йорке, которая в то время была школой только для девочек для интеллектуально одаренных учениц, укрепило ее академическую уверенность в себе. Она училась в Нью-Йоркском университете, а затем направилась в штат Огайо, чтобы получить степень магистра.Она вышла замуж за Бернара Халлоте в 1952 году и после окончания учебы вернулась в Нью-Йорк.

Озик опубликовала свой первый роман Trust, только 14 лет спустя. С тех пор она написала известные романы, рассказы, эссе и литературную критику. Четыре ее рассказа получили желанную премию О. Генри. Получатель стипендий от Национального фонда искусств и Фонда Гуггенхайма, она была отмечена Американской академией искусств и литературы премией Милдред и Гарольда Штраусов и стала первым писателем, получившим премию Реа за рассказ. , который с тех пор вручается автору, чье творчество внесло значительный вклад в продвижение рассказа как формы искусства.Ее сборник Critics, Monsters, Fanatics, & Other Literary Essays был опубликован в 2016 году.

Обновлено в июле 2017 г.

Интервью с Синтией Озик

9 августа 2007 года Дана Джоя, бывший председатель Национального фонда искусств, взяла интервью у Синтии Озик в Вашингтоне, округ Колумбия. Выдержки из их разговора следуют.

Дана Джойя: Какие книги были самыми важными в вашем детстве?

Синтия Озик: Моя мать часто дразнила меня: «Это снова Маленькие женщины ?» Книги сказок были незаменимы.Я так и не избавился от сказок — никогда. Я помню гравюру в одной из сказок длинной аллеи с кипарисами. Это было так тоскливо, что осталось во мне навсегда, так что, когда я сегодня увижу высокое угловатое дерево, то самое чувство странной тоски возвращается из сказок.

DG: Вы всегда хотели быть писателем?

CO: Всегда. Это была судьба, которой у меня никогда не было альтернативы; или пожелал какой-либо альтернативы.Я просто знал это, всегда. Но я никогда даже не думал о себе как о писателе, пока не опубликовал определенный основной объем работ, потому что мне казалось, что это высокомерие. Кто бы воспринял меня всерьез? Поэтому, если кто-то спросит: «Чем ты занимаешься?» Мне потребовалось много времени, прежде чем я смог сказать: «Я писатель».

DG: В чем для вас разница между написанием художественной литературы и написанием критики?

CO: Если вы собираетесь написать эссе, скажем, о Генри Джеймсе, у вас есть тема, и вы что-то знаете.Если вы собираетесь писать художественную литературу, у вас ничего нет. Вы начинаете с хаоса. У вас может быть запах, сцена, слово, идея, эмоция. Мне кажется, что идеи и эмоции неразделимы. Эмоции не всегда могут быть идеями, но идеи всегда являются эмоциями. В художественной литературе вы можете придумать что-то такое, о чем никогда не подозревали.

DG: В The Shawl ваша главная героиня, Роза, еврейка, но она также очень гордится тем, что она полька. Что вы можете рассказать нам о ее прошлом?

CO: Роза очень глубоко ассимилированная польская еврейка.Она настолько ассимилирована, что ее семья отдалилась от своего происхождения. Когда я это писал, я не могу сказать, что сознательно знал, что делаю. Но теперь, с моей точки зрения, возможно, невольно, я доказывал: с точки зрения нацистов не имело значения, насколько вы были евреем или поляком. Выхода не было. Вы не могли бы указать, кто был евреем. Если бы вы были полностью ассимилированы, как бы кто-нибудь узнал? Поэтому нужно было изготовить значок — отсюда и желтая звезда, — который указывал бы на вас, чтобы вы могли стать жертвой.Что это демонстрирует нам, так это то, что не было никаких лазеек.

ДГ: Самое блестяще неожиданное в Шаль — мистер Перский. Что бы вы сказали нам об этой почти комической фигуре?

CO: Г-н Перски в отличие от Розы дает нам важное различие: различия между иммиграционным статусом и статусом беженца. Иммигрант никогда не хочет возвращаться. Он не хочет возвращаться. Он приехал в Америку за будущим, за возможностью, за жизнью, за здоровьем, за детьми, за всем положительным.Он оставил негатив позади. Беженец полон тоски. Беженец хочет вернуться в хорошие времена. Беженец никогда не покидал дома.

DG: Сама шаль больше, чем изображение. Это центральный символ романа. Как вы видите его значение в книге?

CO: Платок — это символ, и у него много значений. Он предполагает страшную опасность. Это означает, что вы будете убиты, если вы лишаетесь этого, как это было с Магдой. Это также означает бесконечное убежище.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.